АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиСтатьи о футболе 5.10.2014, 17:30 4

Оле, Ола!

Мы постоянно говорим о футболистах, тренерах, разбираем результаты матчей и интересные события на поле и вне его. Что мы упоминаем гораздо реже, так это президентов, большинство которых воспринимается только как инвесторы, что не всегда справедливо. Виталий Халюков расскажет об одном из наиболее выдающихся футбольных президентов в новейшей футбольной истории и его детище.

Если мы говорим о высшем руководстве футбольных клубов, то это, скорее всего, из-за их скандальной славы. Массимо Моратти, Сильвио Берлускони, Флорентино Перес и даже Ольга Смородская. Может быть, по разным причинам, но все они оказываются в центре внимания благодаря ореолу скандальности. Слово «президент» в футболе стало означать «мешок с деньгами» или хотя бы «инвестор». В большинстве случаев, это справедливо. Но иногда всё же удаётся встретить кого-то, кто с огромной любовью и знанием дела строит свой клуб по самой настоящей бизнес-модели, показывая, что искусству есть место не только на поле, но и в высших эшелонах. Сегодня мы поговорим как раз о таком человеке, тем более, что за последние годы он со своим клубом как-то ушёл из поля зрения. И на то есть свои причины.

Оле, Ола!

Жан Мишель Ола – один из самых, если не самый выдающийся президент футбольного клуба в современном мире. Его «Лион» появился из ниоткуда в наименее плодородном для футбола месте, которое только можно вообразить и надолго стал безоговорочным первым номером во Франции. Сейчас это место занял ПСЖ, но там ситуация совершенно другая. Ола не делал сумасшедших безответных вливаний, он помогал клубу поступательно эволюционировать и по пути ухитрялся зарабатывать деньги. В какой-то момент в Лионе заговорили о прицеле на Лигу Чемпионов в течение определённого времени и, глядя на то, как стремительно и красиво развивались «ткачи» в это можно было поверить. Сегодня амбициозные южане выбыли из чемпионской гонки, и довольствуются статусом середняка верхней половины таблицы. Но и на то, поверьте, есть объективные причины. Но обо всём по порядку.

Футбол развивался как развлечение для рабочего класса. В него играли работники на заводах между сменами, и они приходили смотреть на первых профессионалов. В отличие от многих других видов спорта, он не требовал дорогой экипировки и был доступен более-менее всем. Поэтому чаще всего, именно промышленные города рожали успешные футбольные клубы. Не Челябинск, как вы могли заметить, но в странах бывшего СССР своя специфика, так что не будем их трогать. Манчестер, Ливерпуль, Дортмунд, Сент-Этьенн и другие. Команды из чугунно-пролетарских мест и столиц совершенно логично были более успешными, чем клубы-уроженцы интеллигентной провинции, где до футбола мало кому было дело. Это, разумеется, происходило во времена, когда денежный фактор не был главным в футболе. Да и всё равно, посмотрите на посещаемость «Монако» в прошлых сезонах – позорище. Есть, разумеется, и другие исключения вроде Милана, но это диктуется местной спецификой и правило ни в коем случае не опровергает.

Лион – это томный богемный город на южном берегу Франции. До конца восьмидесятых был не просто глухой футбольной провинцией, а также слепой, парализованной и абсолютно безразличной. О местном «Олимпике» вспоминали крайне редко, и больше с иронией, сидя в традиционных французских бульварных кафе и попивая усатое французское вино такого-то урожая такого-то года. Нет, мсье, здесь принято катать на водных лыжах моделей и киноактрис (именно в Лионе изобрели кино) в купальниках по последней моде. Даже собственно лионский «Олимпик» появился унизительно поздно – в пятидесятых. За футболом, если надо было, ездили в соседний Сент-Этьенн, заодно глазея на его отнюдь не богемную жизнь. Только сумасшедшему придёт в голову реализовывать грандиозный футбольный проект в таком месте.

Оле, Ола!

Но сумасшедший нашёлся. В 1987 году президентом клуба стал Жан-Мишель Ола. «Ткачи» («Lestisseurs») или «дети» («Les Gones») прозябали тогда во втором дивизионе, с ежегодной задачей не сдвинуться ни на сантиметр с места в глубокой середине таблицы. Как сейчас признаётся Ола, сам он в преображение верил не слишком и в футболе разбирался не так, чтобы здорово. Но он разбирался в бизнесе и обладал той неуёмной энергией, которая всегда отличала два типа людей: революционеров и торгашей. Жан-Мишель был и тем, и другим.

Оговорюсь на этом месте, что мы здесь не для того, чтобы вспоминать таблицы и результаты тех лет. Мы восхищаемся особенным человеком и его особенным клубом, поэтому зацикливаться на цифрах, экскюзимуа, не станем. Первым, кого Ола назначил вести команду, был некто Раймон Доменек, возглавлявший никому неизвестный «Мюлуз». Человек местный, лионец. Просто парень, которые любил считать звёзды, скажем так. Тогда он ещё не сошёл с ума на этой почве, как нам представляется. Так или иначе, звёзды встали правильно, и в первый же сезон Доменек вывел «Олимпик» в элиту, а на второй год завоевал и место в Кубке УЕФА.

И удивительное дело, местные буржуа стали ходить на футбол, заполняя муниципальный «Жерлан». Возможно, это отчасти диктовалось идеологическим противостоянием с жителями Сент-Этьенна, которые задирали лионцев тем, что в их городе есть футбол. Те в долгу не оставались и приветствовали рабочую команду оскорбительными баннерами, в которых говорилось, что пока их отцы умирали в шахтах, в Лионе изобретали кино. Известная история. Жестокость и ненависть французских болельщиков – тема для отдельной статьи. Для нас сейчас важно то, что стадион заполнялся и команда зарабатывала.

Теория Ола была проста: чем больше клуб заработает, тем больше матчей выиграет, а чем больше матчей выиграет, тем больше заработает. Замкнули круг. Такой беспардонный прагматизм слабо вписывался во французскую систему координат, где обитают абстракции и рефлексии. Но проект одиозного президента продолжал развиваться. Эта же философия работала следующим образом: если покупать хороших игроков дешевле, чем они стоят на самом деле – команда выиграет больше матчей. И наоборот, если продавать хороших игроков дороже, а потом покупать дешевле. А теперь остановитесь и вспомните, сколько раз на вашей памяти «Лион» так поступал и сколько приобретённых за бесценок и выращенных в системе клуба игроков «ткачи» могут монетизировать прямо сейчас? Несколько громких имён приходят в голову сами собой, даже не надо рыться по специализированным сайтам, правда?

Как это достигается? Ола обладает почти безошибочным нюхом на эффективный персонал. Когда у тренера его команды Бернара Лякомба – легендарного в прошлом французского форварда – пошла полоса неудач, президент провернул иезуитский ход. Ему не хотелось терять человека с выдающимися способностями к скаутингу и менеджменту, равно как и оставлять посредственного тренера. С тех пор Лякомб занимает должность спортивного директора и от его соколиного взора не уйти никому. Кроме того, он правая рука – проводник воли мсье Ола и один из факторов, приведших «Лион» к успеху.

Оле, Ола!

Современный футбол, если вы не знали, царство косности и непрофессионализма в управлении. Давайте на минуту представим, что клуб А уволил своего главного тренера господина Б и назначил на его место господина В. То, что происходит дальше, если не принимать это как должное, совершенный произвол и растрата. Следите за руками: господин В требует денег на трансферы и продать часть игроков, оставшихся от господина Б, которые для схем господина В совершенно бесполезны. Начинается кутерьма сделок и перестановок, которые не дают желаемого результата и, в конечном итоге, команда А заканчивает сезон гораздо ниже, чем планировала. Тогда В уходит, на его место приходит Г и всё начинается заново. В сухом остатке получается, что команда А, вполне возможно, тратит лишние средства на трансферы и перестановки, а господа Б, В и особенно Г далеко не всегда прекрасные скауты, способные принимать адекватные решения. Вы пожмёте плечами – «это футбол». Да, это футбол. Но если вы попытаетесь продать такую бизнес-модель в любой другой сфере, вам рассмеются в лицо и под аплодисменты за такую разрядочку посреди рабочего дня вежливо выпроводят на улицу.

То, что делают Ола и Лякомб, казалось бы, проще простого, но большинство клубов почему-то этому не следует. Последнее слово в «Лионе» никогда не остаётся за тренером. Он – не примадонна, а наёмный персонал, который обязан эффективно выполнять свою работу. Все решения по трансферам принимаются комиссией, в которую входят сам Жан-Мишель Ола, Бернар Лякомб, кое-кто из директоров, кое-кто из скаутов и самый последний – нынешний тренер команды. Он может вносить предложения, но он никогда не будет разбрасываться клубными ресурсами по желанию своей левой ноги, как это нередко случается. И только когда все приходят к консенсусу, трансфер можно осуществить. Просто, да? Но у большинства президентов, видимо, есть дела поважнее, чем хотя бы сформировать ответственную за такие вещи группу. Статистики вероятнее, что решение, рождённое в обсуждении нескольких досужих людей будет правильнее, чем банальное «хочу» от одного менеджера, которому выдали вожжи в руки. А учитывая, что большая часть футбольных специалистов не имеют экономического образования, а являются выходцами из игроков – это ещё более правильно. Хочешь купить? Хорошо, будь любезен, объясни, какую пользу от этого получит клуб. Прагматично и безошибочно. В этом весь Ола.

Ещё большую прыть следует проявлять в трансферах «на выход». Здесь настоящий делец будет руководствоваться двумя простыми правилами. Первое: футбол – это бизнес, всегда продавай игрока, если за него дают значительно большую сумму, чем он стоит на самом деле. Второе: бизнес – это планирование. Замена уходящему футболисту должна быть готова за несколько месяцев до продажи. Ну, здесь уж Жан-Мишель просто расцветает, поверьте моему слову. Это абсолютно его стихия. Сначала он кокетничает с любезной публикой: «Ой, Карим Бензема не продаётся, он слишком дорог клубу «Лион» и сердцам наших болельщиков». Потом заламывает цену: «Если вы настаиваете, то мы готовы продать Бензема. Но он стоит 50 миллионов евро и ни центом меньше». И потом Карим уходит за 35, а на его место уже пришли другие игроки, чтобы если не заменить, то воссоздать в совокупности. Это излюбленный приём Ола. Его брачный танец с покупателем. И вот опять эта магия – вроде всё просто, но большинство клубов почему-то так не делает. Ярчайший пример последних лет – «Ливерпуль». Продажа Фернандо Торреса и поиск в последний день трансферного окна нападающего – хрестоматийный пример глупости его менеджмента. Конечно, «Ньюкасл» мог требовать за Энди Кэролла космические суммы и не краснеть. И правильно делал! Может быть, что-то в этом роде случилось и после продажи Суареса. Но даже если нет, спросите любого болельщика «красных» про «замечательного» спортивного директора и переговорщика Иэна Эйра и готовьтесь услышать пару ласковых. Там есть о чём рассказать.

Оле, Ола!

Всё вышесказанное не значит, кстати, что все управленцы в современном футболе страдают от хронической косности и глупости. В «Роме», например, сейчас процветает Вальтер Сабатини, которого мы уже слегка касались в одной из статей.

Так что же случилось с амбициозным проектом французского авантюриста-прагматика? Почему это вдруг «Лион» перестал попадать в Лигу Чемпионов и не то, чтобы борется за победу в чемпионате? Да, в последнее время обострилась конкуренция из-за денежных мешков в Париже и Монако (но последнее, наверное, отваливается с этой продажей лидеров). Но «Лилль», «Марсель»? «Монпелье» в одиозном сезоне? С ними «Лион», безусловно, мог бы конкурировать. Это, пожалуй, так, но есть одно важное обстоятельство. И о нём на нашем сайте уже тоже упоминали. В материале Романа Абрамова вы найдёте информацию о том, что в городе кино строится «Стад де Люмьер». Потрясающий 60-тысячник, который в 2016 году должен прийти на смену «Жерлану». Это новая ступенька, через которую нужно переступить «Лиону», чтобы вернуться в игру с новыми силами. Сейчас все финансы уходят на строительство, но комплекс должен себя оправдать. Зная Жана-Мишеля Ола. Он ведь организовал целую гору разнообразной продукции под лейблом «OL». Кафе, сувениры всех видов и размеров, минеральная вода. Теперь в распоряжении «ткачей» будет целый развлекательный комплекс с новым, с иголочки, стадионом посередине. Тогда «Лион» сможет больше зарабатывать, выигрывать больше матчей, зарабатывать ещё больше и снова выигрывать. Ну, вы знаете схему.

Может быть, именно тогда станет возможным проект Жана-Мишеля с победой в ЛЧ? Кто знает, на что способен этот сумасшедший. Но он сделал захолустный по футбольным меркам клуб, из гламурного нефутбольного города доминирующей силой во Франции на протяжении семи лет подряд. Что является рекордом. Ни великий «Марсель», ни шахтёрский «Сент-Этьенн» в лучшие годы не могли похвастаться ничем подобным. И ведь «ткачи» при этом не тратили сумм, которых не могли бы отбить и даже зарабатывали.

Оле, Ола!

Лионский «Олимпик», вероятно, самый потрясающий и вдохновляющий пример развития клуба в мировом футболе, а Жан-Мишель Ола – мой герой. Можно сколько угодно ругать его за гордыню и прагматичность, но он реализовал невероятно амбициозный проект и ещё не закончил. Нет никаких сомнений, что мы услышим о «Лионе» снова, когда «Стад де Люмьер» будет построен. По крайней мере, это выглядит вероятным. А пока давайте время от времени вспоминать, что где-то там, в южной части Франции продолжает творить историю Жан-Мишель Ола и его «Олимпик», и порадуемся тому, что есть ещё люди, готовые реформировать футбол в лучшую сторону.
+14
Автор: Виталий ХалюковФото: Getty Images
Теги