АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиСтатьи о футболе 14.07.2015, 16:00 6

«В девятку вбейте шар земной». Русские поэты, любившие игру №1

Можно долго спорить о том, является ли футбол искусством, но людей искусства, в том числе поэтов, он привлекал всегда. Тимофей Яценко называет русских классиков, которые писали об игре №1.

«Танцует в горле виноград»

Поэзия – это не надменное изящество Бальмонта, она – не вычурность. Она – душная, как май, Ямская, и футболу в ней точно место — так же, как гранатовым рощам, глазам – агатовым, и охре, и храму, и киновари. Одним из первых это почувствовал Осип Мандельштам, написавший в 1913-м году два небольших стихотворения об игре в мяч, которую в будущем прославят Пеле, Марадона и Яшин.

″...Рассеян утренник тяжелый,
На босу ногу день пришел;
А на дворе военной школы
Играют мальчики в футбол...″ -

Мандельштам, не знакомый с тем, во что превратится футбол через сто лет, увлечен наивной и искренней, дворовой игрой мальчиков. В 1913-м году идея футбола как бизнеса еще только нарождалась, спорту еще только предстояло стать массовым, так что поэт обратился к тем самым уличным переделкам, с коих и по сей день начинается карьера каждой второй звезды. Алексису Санчесу, гонявшему подобие мяча по чилийским пустырям, не хватало денег на бутсы – но над ним сиял «футбола толстокожий бог». Родись Мандельштам заново – и он, обойдя вниманием зарплаты, трансферы, миллионы, создал бы точно такое же стихотворение благодаря одному Алексису, с его мускулами, страстью и силой.

«В девятку вбейте шар земной». Русские поэты, любившие игру №1

Тринадцать лет спустя Мандельштама о футболе написал Николай Заболоцкий, обратившись к профессии форварда:

″...Ликует форвард на бегу.
Теперь ему какое дело!
Недаром согнуто в дугу
Его стремительное тело.
Как плащ, летит его душа,
Ключица стукается звонко
О перехват его плаща.
Танцует в ухе перепонка,
Танцует в горле виноград,
И шар перелетает ряд....″ -

Поэт, как и мы, любуется грацией и античной скульптурностью форварда; и, точно Лессинг, попытавшийся сблизить границы поэзии и живописи, Заболоцкий запросто, играючи стирает их между поэзией и футболом. Историю форварда поэт приближает к описанию человеческой жизни, завершая стихотворение строчками, которыми мы завершили недавний материал о Фалькао:

″...Стареет мама с каждым днём...
Спи, бедный форвард!
Мы живём....″ -

Словно на ладони, здесь – весь путь неминуемо уходящего на покой таланта; Марадона и Роналдо, Кройф и Зидан не могли сверкать вечно, виноград в горле неизбежно должен был засохнуть. И все-таки нам ничего не было важнее и дороже, чем их голы и их передачи, их гениальный почерк. Мы живем – и жива их игра, которую будет помнить не одно поколение.

«На штангах расцветают розы»

″...«Знаете, как ни странно это звучит, но поэзии я учился у советского футбола. Взять хотя бы Всеволода Боброва. Это же гений прорыва!» — говорит Евгений Евтушенко, живой советский и российский классик, чьи стихи переведены более чем на семьдесят языков. ...″ -

«В девятку вбейте шар земной». Русские поэты, любившие игру №1

В 2009-м году Евтушенко выпустил сборник «Моя футболиада», каждое произведение из которого посвящено любимой игре поэта. Из всех российских классиков, живых или мертвых, именно Евтушенко наиболее связан с футбольной и спортивной тематикой. Совпадение или нет, но и свои первые стихи он опубликовал не где-нибудь, а в «Советском спорте» в далеком 1949-м. Ламповое, хрупкое, подсматривающее умиление Мандельштама осталось в прошлом; шестидесятники – Евтушенко, Вознесенский, Рождественский – вернули поэзию на маяковскую трибуну, и их громыхающие стихи, немного сбивчивые, с неточными рифмами, стали лучшим отражением той эпохи, когда футболом в СССР заболели уже массово.

Среди футбольных произведений Евтушенко есть посвящения упомянутому им Всеволоду Боброву, Никите Симоняну, Эдуарду Стрельцову; а стихотворение «Лев Яшин» было прочитано поэтом на стадионе «Динамо» в присутствии шестидесяти тысяч зрителей перед матчем СССР – Сборная мира, где играли Бобби Чарльтон и Эйсебио:

″...Как друг ваш старый,
друг ваш битый,
прижмется мяч к щеке небритой,
шепнет, что жили вы не зря!
И у мячей бывают слезы.
На штангах расцветают розы
лишь для такого вратаря!...″ -



Не чуждался футбольной тематики и товарищ Евтушенко по чтениям в Политехническом – Андрей Вознесенский. В причудливом стихотворении «Тарковский на воротах» (1987) Вознесенский переплел, как волосы, историю дворовых, мазутных, полужестоких баталий (Мазила! За то, что мазила, бей! Пускай простирает Джульетта Мазина) с осознанием смерти Тарковского-младшего, «Андрюши», великого советского режиссера. Тарковский не в поле, Тарковский на воротах – это совершенно неслучайно, стоит только вспомнить слова Владимира Набокова:

″...Искусство – это изгнание. Ребенком в России я чувствовал себя чужим среди других детей. Я защищал ворота, когда мы играли в футбол, а все вратари – изгнанники....″ -

Вратарь-изгнанник отсылает нас к «меланхолическому голкиперу» Заболоцкого (как все связано, как все сопрягается!), однако следует держать в голове и строки Евтушенко о Яшине. Набоков может быть по-своему прав, но, когда масштаб личности столь велик, как у Яшина тогда, как у Дасаева потом, как у Буффона сейчас, розы расцветают даже там, где им, казалось бы, не место – на штангах и перекладинах; и даже за линией ворот подрастают лиловые лилии.

«И мяч в траве таится»

Не меньше других следил за футболом любимец советской публики Владимир Высоцкий, написавший об игре №1 в общей сумме пять песен. В 1970-м году, после Чемпионата мира в Мексике, жена каждого советского обывателя выучила фамилии Жаирзиньо, Тостао и Бышовца – за последнего, по словам Высоцкого, «Фиорентина» предлагала целый миллион.


″...«Мы познакомились с Высоцким в 1975-м году, когда под флагом сборной СССР выступало все киевское «Динамо». Часа на четыре он заставил нас забыть обо всем на свете, полностью владел нами, пел, лишь изредка беря паузу, чтобы отдышаться. Мы жили каждым его словом, переживали вместе с ним, негодовали, смеялись и грустили», – говорит Олег Блохин, отмечая при этом, что он так и не разгадал, какую команду поддерживал Высоцкий....″ -

По всей видимости, великий бард испытывал к футболу, к его во многом мирной состязательности, то же приязненное и лишенное воинственного фанатизма чувство, какое мы встречаем еще у Мандельштама; иначе бы у Высоцкого не родились эти строки:

″...Не заманишь меня на эстрадный концерт,
Ни на западный фильм о ковбоях:
Матч финальный на первенство СССР —
Нам сегодня болеть за обоих!.....″ -

Мандельштам, Заболоцкий, Евтушенко, Вознесенский, Высоцкий, даже старый брюзга Набоков – все они в той или иной мере прибегали к футбольной тематике, и каждому было свойственно переносить спортивные контуры на нечто большее, серьезное, расширять их, обращая взор читателя на вопросы мироздания. Не зря свои знаменитые строчки о пенальти и угловом Иосиф Бродский включил в стихотворение под названием «Развивая Платона», а Евтушенко, говоря о Льве Яшине, рассуждал о судьбе страны. Футбол – прекрасная, великая, но все-таки игра, и именно это осознание мы встречаем у элегически настроенного Мандельштама, писавшего свои стихи тогда, когда мир не знал и не ведал о сегодняшнем, грандиозном спортивном размахе. Мяч затаился в стриженой траве, и мы смотрим на него, не дыша, – а он все катится и катится по газону нашего сердца.
+9
Автор: Тимофей ЯценкоФото: Getty Images
Теги