АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиЧемпионат Германии 1.03.2016, 12:00 4

Великий и ужасный. Человек, назвавший Франца Беккенбауэра «шутом гороховым»

FootballHD.ru – о безумном и сумасбродном персонаже с наклонностями гения, который в своё время отказал «Баварии» ради «Гамбурга».

Ули Штайн выиграл немало – побеждал в Бундеслиге, поднимал над головой Кубок европейских чемпионов. Но немецкий вратарь мог бы собрать более внушительную коллекцию наград, если б не его характер, обострённое чувство справедливости и не в меру длинный язык.

Ули Штайна я вспомнил в свете недавних событий вокруг Сержа Орье, нелицеприятно выразившегося в адрес тренера «Пари Сен-Жермен» и главной звезды клуба. Но кто такой Орье на фоне Штайна, который позволил себе «наехать» на самого Франца Беккенбауэра и первого номера бундестим Харальда Шумахера, да ещё в разгар Чемпионата Мира. Справедливости ради, нужно отметить, что Штайн не позволял себе скабрезностей в стиле «героя последних дней». Но от этого его атаки не стали менее колючими.

Штайна мне довелось увидеть в деле позже чем Шумахера, которого я недолюбливал после ЧМ-82 – и за комедию с австрийцами, и за таран француза Баттистона, и вообще от вратаря сборной ФРГ ожидал большего. Весной восемьдесят третьего соперником киевского «Динамо» по одной четвёртой финала Кубка чемпионов стал немецкий «Гамбург». О существовании вратаря по имени Ули Штайн я был наслышан. Пришла пора увидеть. И вот он вышел на поле симферопольского (дело было в марте) стадиона. Ещё до стартового свистка была заметная какая-то уверенность, исходившая от голкипера «Гамбурга». Словно он шёл не на тяжёлый матч, а какую-то разминку. Игра только укрепила меня во мнении, что Штайн – большой мастер. Ни одного лишнего движения, ни одной помарки, чёткая работа на линии и перехватах. И при этом рациональная, надёжная игра сочеталась с эстетикой, что бывает нечасто. Немолодой уже немецкий голкипер всем своим видом показывал своё превосходство над соперником и полное отсутствие страха перед оным. Даже перед такими корифеями, как Олег Блохин и Леонид Буряк. Лидер динамовцев, кстати, мог забить, но Штайн вытянулся в струнку и так ехидно улыбнулся, что стало ясно – в этот вечер Блохин вряд ли забьёт. Камера выхватила этот эпизод из хода встречи.

Великий и ужасный. Человек, назвавший Франца Беккенбауэра «шутом гороховым»


Главным героем матча стал не Штайн, а датский нападающий «Гамбурга» Ларс Баструп, забивший все три мяча в ворота «Динамо». Исход противостояния был предрешён. В ответке Штайн «разрешил» забить себе два мяча, что никоим образом не помешало «Гамбургу» выйти в полуфинал. В итоге немецкий клуб и стал клубным чемпионом Европы. Во многом благодаря своему вратарю. После финала в Афинах Ули, никогда не отличавшийся робостью, скорее наоборот, слывший нахрапистым парнем, не решился подойти к своему кумиру – вратарю «Ювентуса» Дино Дзоффу и попросить у него свитер. Подослал к итальянцу Феликса Магата, чей удар и принёс «Гамбургу» победу. Дзофф, только что проведший свой последний матч в карьере, был удивлён такому парламентёру. Но когда узнал, для кого просит свитер Феликс, то без сожаления протянул пропитанную потом экипировку полузащитнику «Гамбурга» со словами – «для него не жалко».



Ули родился в Гамбурге и мечтал играть за «Гамбург». Но в клубе своей мечты он оказался лишь в 25 лет. Он и профессиональным футболистом стал поздно – в двадцать три года. Играл за любителей, пока не позвали в «Арминию» из Билефельда. Весьма специфическую команду.

Если «Герту» в Германии называют «пожилой фрау», а франкфуртский «Айнтрахт» – «ветреной особой», то за «Арминией» закрепилась репутация, скажем так, «девицы лёгкого поведения». Сам клуб способствовал, когда в сезоне-71/72 торговал собой, точнее своими результатами. Кроме того «Арминия» – команда, подобная лифту – блуждает туда-сюда из первой лиги до самых низов и обратно. Следующее пришествие «кометы Галлея» (ещё одно прозвище «Арминии») пришлось на сезон-78/79. Билефельдцы вышли в высшее общество на два сезона – для того чтоб раскатать «Баварию» в Мюнхене с результатом 4:0 и явить миру самородка по имени Ули Штайн. Не юный уже голкипер вдруг проявил себя незаурядным мастером. Он очень не любил пропускать. Казалось бы, играешь ты в воротах слабенькой команды с дырявой обороны. Пропустишь два или три мяча – никто тебе ничего не предъявит. Ули бился за каждый мяч.

″...– Я очень не люблю пропускать. Каждый пропущенный мяч – это камень в твой огород, сигнал того, что ты был в чём-то неправ. Где-то не досмотрел, где-то не допрыгнул, где-то отвлёкся. Каждый пропущенный мяч – удар по репутации....″

Ули немало пропускал и в итоге не смог спасти «плохую девочку» от вылета. Но запомнился. И получил приглашение в «Баварию», искавшую преемника Зеппу Майеру. Другой бы прибежал в Мюнхен пешком, на худой конец автостопом. Ули просто отказался без всяких комментариев.

Великий и ужасный. Человек, назвавший Франца Беккенбауэра «шутом гороховым»


Северянин не жаловал «Баварию» и остальные баварские клубы, но при этом не помню, чтоб Штайн плюнул в сторону южан. Словесно. Тем более что летом восьмидесятого его пригласили в родной «Гамбург». Но сначала Ули вызвали в сборную ФРГ с прицелом на Чемпионат Европы 1980. Майер закончил, и на пост номер один претендовали трое: Руди Каргус пока ещё «Гамбург», Харальд Шумахер из «Кёльна» и Ули Штайн, шансы которого стать преемником Майера были весьма высоки. Но за месяц до начала турнира Ули пренебрёг лифтом в своём доме, как оказалось напрасно – повредил голеностоп. Вроде бы пустяковая травма, но именно она исказила карьеру Великого и Ужасного. С Шумахером немцы стали чемпионами Европы, а сам Харальд на долгие годы закрепился в воротах бундестим.

Немножко о положении дел в «Гамбурге». Будущий художник Руди Каргус по праву считался одним из сильнейших вратарей Западной Германии – на Чемпионате Европы 1976 и первенстве мира 1978 года именно он был дублёром Майера. Кроме того Каргус считался и до сих пор считается первым специалистом по отражению пенальти. Его достижение – 23 отражённых ударов с «точки» не перекрыто до сих пор. Но 28-летний Каргус оказался в опале, после того, как «красноштанники» (прозвище «Гамбурга», если кто забыл) проиграли в финале Кубка чемпионов английскому «Ноттингем Форест». Поссорился с «великим алкоголиком» – тренером «Гамбурга» Бранко Зебецом. Супруга Зебеца считала своим долгом обзванивать игроков клуба в 22.45, проверяя дома ли они. Однажды Руди где-то задержался. Вратарь не полез за словом в карман, намекнув жене тренера, что ей лучше бы обратить внимание на своего не просыхающего, особенно после проигрыша в финале КЕЧ, спутника жизни. Та тут же настучала Зебецу. В итоге Каргус не продлил контракт с «Гамбургом» и отбыл в «Нюрнберг». Чем изрядно загубил свою карьеру. Пенальти, будущий художник, отбивал лучше всех в Бундеслиге, но в сборную уже не вызывался.

На вакантное место Зебец позвал двух вратарей – Юппа Койтку из «Рот-Вайсса» (отмотавшего несколько сезонов во франкфуртском «Айнтрахте») и Штайна, заявив им – «вы в одинаковых условиях, играйте и доказывайте», после чего приложился к стакану. Юпп начал сезон основным, Ули же усердно тренировался. Зебец хоть и пил по-чёрному, но заметил чем Ули выгодно отличается от Юппа. Койтка весьма философски относился к пропущенным мячам, что на тренировке, что в игре. Отбил хорошо, пропустил – «ну не шмогла я». Ули же старался тащить каждый мяч, для него было делом чести отбить удар – красиво ли, коряво, лишь бы он не пересёк линию ворот. И осенью восьмидесятого вышедший на короткое время из запоя тренер поставил в ворота Штайна.

Великий и ужасный. Человек, назвавший Франца Беккенбауэра «шутом гороховым»


В декабре Зебеца всё-таки уволили, тренером стал его помощник Александр Ристич. А летом «красноштаников» возглавил знаменитый австриец Эрстн Хаппел, тоже выпить не дурак, но в сравнении с Зебецом трезвенник и язвенник. Другое дело, что сигарету изо рта не вынимал, разве что во сне. Но речь не об этом. При Хаппеле равнодушный Койтка окончательно приземлился на лавочке, а Штайн прочно обосновался в воротах. И стало совсем хорошо. Он не только бился за каждый мяч, ибо терпеть не мог трепет мяча в сетке за спиной. А ещё он был очень требователен и мог «вставить», что Манни Кальтцу, что самому Беккенбауэру – кайзер Франц ведь заканчивал в «Гамбурге». «Красноштанники» снова стали чемпионами, а потом и взяли Кубок чемпионов. Но тренер сборной Юпп Дерваль не видел подвигов вратаря северян.

″...– Дело не в Дервале, - говорил Ули, – ему просто не велели брать меня. Не нравился я руководству Немецкого футбольного союза. Почему – не знаю. Носом, наверно, не вышел. ...″

Наконец-то Франц Беккенбаур, сменивший Дерваля у штурвала сборной, стал вызывать Штайна в команду, причём взял его на Чемпиона Мира в Мексику. О чём сто раз пожалел. Ули ехал на первенство мира не для того, чтоб разогревать своего недруга Шумахера на тренировках. Он считал себя сильнее Харальда, а посему нещадно критиковал оного, подмечая каждую оплошность. Обстановка в бундестим стала не самой рабочей. Несносный Ули требовал от Беккенбауэра поставить его, а не Шумахера в основу. Что было неприемлемо для молодого тренера, он не мог позволить, чтоб им управлял кто-либо из игроков, тем более сыгравший в сборной считанное число матчей. Терпение кайзера Франца лопнуло, и он отправил Штайна из Мексики домой. Перед отъездом ворчун Ули назвал Шумахера бездарем, а для Беккенбауэра подобрал фольклорное выражение типа нашего «шут гороховый». Двери в сборную ФРГ для Штайна оказались закрыты навсегда. Немцы, же избавившись от возмутителя спокойствия, дошли до финала, где уступили Аргентине 2:3. Штайн, получивший всё-таки позолоченную медаль вице-чемпиона мира, не упустил случая, чтоб укусить Шумахера – за первый гол в финале, когда Харальд запоздал с выходом на перехват.



После мундиаля Ули «озверел». В кубковом матче с «Аугсбургом» он поприветствовал болельщиков соперника средним пальцем – потом этот приём назовут жестом Эффенберга. А в матче за суперкубок вратарь «Гамбурга» ударом в челюсть отправил в нокаут новичка «Баварии» Юргена Вегманна. Вообще-то Ули осуществил мечту многих болельщиков «Боруссии» и «Шальке», злых на Кобру за его брожения из команды в команду, да и сам нападающий спровоцировал инцидент. Но Штайн превысил меры самообороны, а посему получил длительную дисквалификацию.

Время Хаппеля в «Гамбурге» подходило к концу. Руководству клуба же надоели выходки Штайна и его постоянное ворчание. Тем более, что Ули шёл 33-й год. Ему не стали предлагать контракт, как когда-то Каргусу. У Великого и Ужасного появился план – уехать в Турцию, а его звали все три стамбульских гранда, принять турецкое гражданство и выступать за сборную. Тем более, что вице-чемпион мира не провёл ни одной официальной игры за команду ФРГ. Турки были не против, но тогда для получения гражданства немцу пришлось бы не только сменить имя, но и принять ислам, после проведения одной процедуры. Но такой поворот событий не устроил Штайна, и Ули вместо отъезда на берега Босфора отправился во Франкфурт-на-Майне, где отыграл семь сезонов в воротах «Айнтрахта». Трофеев не добыл, но планку, как говорится, держал высоко. Осенью 1993 года Ули снова приехал в нашу страну на матч Кубка УЕФА с московским «Динамо». Для бело-голубых та встреча стала сущим кошмаром – 0:6 с последующей отставкой Валерия Газзаева. А 39-летний Штайн с усмешкой покидал поле, в очередной раз сохранив ворота сухими. Бывало, что и он пропускал по многу. Но каждый гол в ворота Великого и Ужасного давался соперникам очень непросто – пропускать он по-прежнему не любил и каждый мяч за спиной считал маленьким личным поражением.

Великий и ужасный. Человек, назвавший Франца Беккенбауэра «шутом гороховым»


Штайна выгнали из «Айнтрахта» вскоре после поездки в Москву. Ули разругался с другим лидером «орлов» Тони Йебоа. Ганец в этом споре приберёг такой убойный аргумент, как обвинение вратаря в расизме. Дескать, Ули на тренировках нелестно отзывался о Йебоа и другом африканце Джей-Джее Окоче.

″...– Если он хочет считать меня расистом, то пусть считает. Его мнение меня интересует в последнюю очередь. Спросите у моих товарищей Джимми Хартвига и Феликса Магата, какой я расист, - парировал Штайн. ...″

В итоге, Ули ушёл из «Айнтрахиа» в «Гамбург», где его не очень то и ждали. Посидев год за спиной у Рихарда Гольца, разменявший пятый десяток Ули вдруг объявился в «Арминии», – своём первом профессиональном клубе. Блудница немецкого футбола вернулась в высшее общество, а посему нуждалась в усилении. Так в Билефельде оказались славные ветераны Штефан Кунц и Томас фон Хезен, но главным событием стал приход легендарного Штайна. Ули отыграл два сезона в воротах «Арминии» и помог скромной команде продлить своё присутствие в Бундеслиге. После чего тихо ушёл на пенсию в 43 года.

Пару лет об Ули не было слышно – кого-то тренировал, зато в 2000 он вдруг решил вернуться. Поиграл несколько сезонов в каких-то маленьких клубах региональных лиг, и лишь в сорок девять лет Великий и Ужасный наигрался. Он стал тренером – помогал Берти Фогтсу в работе со сборной Нигерией, потом они вместе поднимали команду Азербайджана. Винсент Эньяма и особенно Камран Агаев тепло вспоминают своего требовательного, порою жёсткого и эмоционального, но очень грамотного учителя.

Великий и ужасный. Человек, назвавший Франца Беккенбауэра «шутом гороховым»


Я не любитель собирать автографы футболистов. В моей коллекции их не больше трёх десятков, даже коллекцией не назовёшь. Но автографов Ули Штайна у меня аж два. Первый я получил по почте – в посылке от «Арминии», куда были вложены программка, рекламный проспект и несколько фотографий ведущих игроков ими же подписанные. Второй раз Ули расписался в моём блокноте после матча сборных Азербайджана и России в ноябре 2013. Я не успел задать тренеру вратарей сборной Азербайджана все интересовавшие меня вопросы – «Извини, приятель, очень спешу. Но мы когда-нибудь непременно побеседуем», - сказал Ули. Всегда готов с Вами поговорить, Herr Stein.
+10
Автор: Олег ЛыткинФото: ndr.de, dfb.de