АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
Блоги 6.07.2016, 00:07 3

Первая пресс-конференция Жозе Моуринью в качестве тренера «МЮ»


(на вопрос о работе мечты)

— Это не работа мечты. Это реальность. Я тренер «Манчестер Юнайтед», но я думаю, реальность в том, что все хотят эту работу, и не многим выпадает возможность ее получить. А у меня она есть. И, конечно, я осознаю ответственность, я осознаю уровень ожиданий, в то же время я осознаю наследие, знаю, что было до меня и знаю историю этого клуба. Я знаю, чего ожидают от меня фанаты. И я думаю, что этот вызов не заставляет меня нервничать, потому что моя карьера за последние десять лет или дольше всегда была связана с тем, чтобы соответствовать ожиданиям больших клубов. Думаю, что это происходит со мной сейчас в правильный момент моей карьеры, я чувствую себя, естественно, очень хорошо готовым, очень стабильным и очень мотивированным. Я могу сказать, что я там, где я хочу быть. Я хочу быть в этом клубе, хочу быть в этой стране.

Я немного расстроен, что не участвую в Лиге Чемпионов. Я не скрываю, что хочу побить рекорд сэра Алекса по количеству матчей в Лиге Чемпионов в качестве тренера. У меня примерно 130 матчей, чуть больше или чуть меньше. И я надеюсь, что мы не будем играть там только один сезон. И когда я говорю «мы», конечно, понимаю, что клуб гораздо важнее, чем я. А «Манчестер Юнайтед» это клуб Лиги Чемпионов. И мы должны быть уверены, что в июле 2017 вместо того, чтобы дожидаться результатов квалификации Лиги Европы и жеребьевки группового этапа, этот клуб будет там, где и должен находиться, то есть, естественно, в Лиге Чемпионов.

— Жозе, реальность для «Манчестер Юнайтед» такова, что за последние три года команда финишировала седьмой, четвертой и пятой (Моуринью кивает), и вы сказали в своем интервью, что хотите забыть о последних трех годах...

— Да.

— Если быть реалистами, то какие цели стоят перед клубом в этом сезоне? Бороться за участие или выигрывать крупные трофеи?

Знаете, я думаю, что это зависит от того, как вы хотите смотреть на это. Я никогда не был хорош в словесных играх, в том, чтобы прятаться за словами или прятаться за философиями. Я никогда не был в этом хорош. Вообще, я никогда не хотел быть в этом хорош. Я всегда старался быть гораздо более агрессивен в своем подходе, подразумевая те риски, которые это, несомненно, несет. И было бы проще и даже честнее и рациональнее с моей стороны сконцентрироваться на последних трех сезонах, сконцентрироваться на том, что мы не вышли в Лигу Чемпионов и так далее и тому подобное. И было бы довольно рационально с моей стороны говорить: «Давайте работать, давайте постараемся вернуться в Лигу Чемпионов, давайте постараемся вернуться в первую четверку, давайте постараемся хорошо проявить себя в Лиге Европы». Я не очень хорош в этом, и я не хочу быть в этом хорош. Я предпочитаю быть агрессивнее, а быть агрессивнее, значит говорить, что мы хотим выиграть.

Мы хотим выиграть. И, возможно, я могу ожидать, что любой из вас позже встанет с вопросом о стиле игры и о том, что приоритетнее, результат или качество игры. Я могу ожидать, что один из этих вопросов витает где-то здесь вокруг, и я могу ожидать этого, сказав: «Вы можете выиграть короткий турнир, вы можете выиграть пару матчей без хорошей игры. Но вы не можете выиграть важный турнир, показывая плохую игру».

Что такое хорошая игра? Хорошая игра — это забивать больше голов, чем твой соперник; пропускать меньше голов, чем твой соперник; заставлять своих болельщиков гордиться, потому что ты отдаешь все; заставлять своих болельщиков гордиться, потому что ты побеждаешь. Так что мы хотим всего этого вместе. И, еще раз, это агрессивное отношение с моей стороны.

Я хочу всего: я хочу выигрывать матчи, я хочу хорошо играть, я хочу использовать молодых игроков, я хочу забивать голы. Я не хочу пропускать голы. Я хочу, чтобы болельщики сплотились за нашими спинами, потому что нам нужно добыть результат в последние десять минут. Я хочу, чтобы болельщики сплотились за нашими спинами, потому что мы обороняем результат в последние десять минут. Я хочу всего. Конечно, мы не получим всего, это естественно. Но мы хотим получить все.


— (неразборчиво) За последние годы вы стали известны как человек, который стремиться к большим вызовам. Сейчас вы относите себя к этой категории, большого игрока, которому есть, что доказывать?

— Вы не могли бы повторить, пожалуйста, Мартин?

— Да. Вы были большим игроком, очень успешным на протяжении своей карьеры, но сейчас перед вами стоят такие же вызовы после того, что случилось в прошлом сезоне?

(кивает) Знаете, некоторые тренеры последний раз выигрывали титул десять лет назад. Некоторые из них никогда не выигрывали титул. Я последний раз выигрывал титул год назад, не десять или пятнадцать лет назад, а один год назад. Так что если мне есть, что доказывать, представьте других. Но реальность такова, что для меня это никогда не имело значения.

Понимаете, я играю против самого себя, таково мое чувство на протяжении долгого-долгого времени. Я чувствую, что должен доказывать что-то не другим, я должен доказывать это самому себе, это моя природа. Я никогда не смог бы работать, не достигая успеха. Понимаете, такова моя природа. Я всегда должен находить причины, чтобы всегда иметь много вопросов к самому себе и к людям, которые со мной работают. Такова моя работа. Поэтому я мог бы относиться к этой работе с оборонительной точки зрения, говоря: «Да, последние три года, да, лучшее, что мы сделали, это заняли первое место, да, лучшее, что мы сделали, это выиграли кубок Англии». Я мог бы двинуться в этом направлении. Но я не могу, такова моя природа.

Я говорил о больших клубах, а я работал в нескольких больших клубах раньше. Притом, кстати говоря, что «Манчестер Юнайтед» с медийной точки зрения — полная им противоположность. Но когда у людей год за годом одно и то же вокруг, вы должны менять это к лучшему, а не к худшему. А болельщики «Манчестер Юнайтед» на протяжении многих-многих лет... Успех был обыденностью. А последние три года...

Последние три года стоит забыть. Я хочу их забыть, я не хочу, чтобы игроки начинали сезон, думая: «Мы должны справиться лучше». Что значит справиться лучше? Справиться лучше — это прийти четвертыми. Прийти четвертыми — это не цель. И это то, что я делаю с собой. Знаете, мне пятьдесят три, мне не шестьдесят три и не семьдесят три. Я мог бы устать от себя, поскольку начал так рано на самом высоком уровне. Но мне пятьдесят три, я очень молодой тренер, если у меня будет такой подход — не пытаться доказать ничего самому себе, не пытаться доказать ничего другим, не искать больших вызовов, — тогда у меня неприятности. Реальность такова, что у меня были неприятности последние три месяца, тогда у меня были неприятности. Первый месяц был нормальный, второй не такой хороший, а после второго месяца — это была катастрофа.

— Жозе, вы уже начали вносить изменения в этот состав. Как много еще изменений, вы думаете, необходимо внести?

— Я не знаю. Я, правда, не знаю. Я думаю... (обращаясь к пресс-секретарю) Третий игрок уже официально объявлен или еще нет? (взрыв хохота).

Пресс-секретарь:
— Нет.

— Так... Третий игрок будет объявлен официально... Когда? (новый взрыв хохота)

Пресс-секретарь:
— Скоро.

— Скоро. И я могу дать вам краткое представление. Мы сделали своей целью четырех игроков. Четыре приоритетных позиции, чтобы привнести баланс в состав. Чтобы дать определенный импульс в плане качества, в плане качества, которое мне нужно и которое я хочу.

Как вы знаете, особенно те, которые хорошо осведомлены, я тот тренер, который больше любит профильных исполнителей, а не универсальных игроков, потому что я предельно ясен в своем подходе, в своей модели игры. И мне нужны профильные исполнители для этого, а не универсалы.

Универсальных игроков может быть один или два. Потому что когда у вас возникают проблемы по ходу сезона, вам всегда нужен один или два парня, которые могут сыграть на той позиции, где у вас проблемы. Если у вас три центральных защитника травмированы или дисквалифицированы, вам нужен какой-то левый защитник или игрок полузащиты, который сможет вам помочь. Но в основе команды должны быть профильные исполнители. И мы выделили для себя четыре цели. Из этих четырех у нас уже есть... (поворачивается к пресс-секретарю) Два или три?

Пресс-секретарь:
— Два, наверное.

— Три. У нас есть три. (раздается смех) И пока у нас нет четвертого, мы все еще должны усердно работать. Я сам, структура клуба, мистер Вудворд, владельцы. Мы усердно работаем над этим. Когда у нас будет четвертый, я смогу вздохнуть, мы все сможем вздохнуть, и тогда рынок будет открыт, потому что мы не собираемся делать четвертое подписание 31 августа, никак нет. Мы собираемся подписать его раньше. И тогда у нас будет стабильность.


(о соперничестве с «Сити» и Гвардиолой)

— Говорить об одном тренере, одном клубе, об одном (мне не нравится это слово) враге... Ненавижу это слово в футболе. И в жизни. Не думаю, что оно правильное в этой стране. Одно дело, это когда ты участвуешь в соревновании, как было у меня в Испании, когда это гонка только для двух лошадей, теперь их стало три, но тогда было всего две. Или когда я был в Италии, где три команды сражались за титул. Там такой подход имеет место. В Премьер-Лиге в этом нет смысла, совсем нет смысла. Если ты слишком концентрируешься на одной команде, на одном сопернике, остальные будут смеяться, остальные будут очень рады этому. Так что я не собираюсь участвовать в этом.

Я тренер «Манчестер Юнайтед». «Челси» был моим домом семь лет, и у меня было столько невероятных воспоминаний с их болельщиками. Должен сказать, что я тренер самого большого клуба в Британии, так что мне нет нужды смотреть на других. Я собираюсь сконцентрироваться на нас самих и на нашей работе. Так что я с равным уважением отношусь ко всем клубам, тренерам, соперникам. И я очень благодарен «Лестеру» за то, что они сделали, потому что это часть наследия, это то, что навсегда изменит это соревнование.

Жозе, теперь, когда Райан Гиггз покинул клуб, одна из вещей, которые говорят о вас — это то, что вы не выводите в первую команду молодых игроков. Райан Гиггз — одно из главных свидетельств того, как помогала «Манчестер Юнайтед» работа с молодыми местными игроками. Вы чувствуете, что должны будете работать с этим как с частью культуры «Юнайтед», и как это на вас влияет?

— Знаете, во-первых, позвольте... Позвольте спросить, сколько у нас времени осталось?

Пресс-секретарь:
— Пять минут.

— Пять минут. У меня нет времени отвечать на это. (раздается смех) Потому что ответ на ваш вопрос займет десять минут.

Всего пару минут, если можно.

— Всего пару минут? Я знал, что все к этому идет. Итак… (шелестит бумажками) Знаете, сколько молодых игроков при мне дебютировали? В первую команду из академий? Сорок девять. Хотите знать их имена? Не хотите знать, как их зовут? Сорок девять, сорок девять. Если хотите, или, если кому-то из вас интересно, я могу дать вам это.

Я дал дебютировать сорока девяти игрокам из академий клубов. И есть два момента, которые очень важны касательно этой статистики. Потому что иногда ты даешь игроку дебютировать, когда у тебя не будет другой возможности, когда у тебя так много травмированных, что у тебя нет другой возможности, нет другого выбора. Тебе приходится привлекать игроков из академии, потому что у тебя много травмированных футболистов. Это один фактор. А второй фактор — это когда ты не борешься за высокие позиции, гораздо проще привлекать их. Когда ты вне давления важных моментов.

Моя статистика травмированных очень-очень маленькая. Очень-очень маленькая. Даже за долгие годы участия, мои команды в статистических выкладках Лиги Чемпионов УЕФА были командами с самым маленьким количеством травм во всей Европе. Так что я никогда не привлекаю футболистов из-за необходимости. Я делал это, потому что был убежден и принимал такое решение.

А второй момент в том, что прошлый год был единственным сезоном в моей карьере, когда я не сражался за титул. Потому что во всех других турнирах, приходя первым, вторым или даже третьим, я финишировал третьим однажды, я сражался за титул до последнего момента. Так что у меня никогда не было ситуации стабильности и отсутствия ожиданий, идеальной, чтобы привлекать молодых игроков.

Я привлек сорок девять игроков. И некоторые из них — это большие имена. Мы говорим об игроках, которые сегодня являются победителями Лиги Чемпионов, игроках, которые играют в Европе, играют за свои национальные сборные. И сорок девять — это много. Так что еще раз — одна ложь, повторенная много раз, начинает выглядеть как правда. Но она всегда будет ложью. Так что много раз многие из вас, намеренно или ненамеренно, это неважно, мне все равно, но... Это неправда. Сорок девять. И если вам нужны имена, я дам вам имена. Для меня не проблема представить вам доказательства того, что я говорю правду.

Что касается Райана, позвольте мне закончить с этим, потому что я хочу прояснить ситуацию. Я никогда не ухожу от ответственности. Но реальность такова, что я не ответственен за это, за то, что Райан больше не в клубе. Работа, которую хотел Райан, — это работа, которую клуб решил дать мне. Это не моя вина. Райан хотел быть тренером «Манчестер Юнайтед». И клуб, по причинам, которые известны только клубу, владельцам, мистеру Вудворду, решил, что это работа для меня. С этого момента Райан хочет быть тренером. Как четырнадцать лет назад, или, я не помню когда это было, в двухтысячном, так что шестнадцать лет назад, я решил, что хочу стать тренером.

Многие из нас, тренеров, начинают как помощники тренера, и для многих из нас наступает момент, когда мы принимаем решение, и Райан принял свое решение. Так что когда вы говорите о том, предложил ли я ему работу, мог ли он быть моим помощником и так далее... Он мог быть тем, кем хотел в этом клубе. Клуб хотел дать ему работу, любую важную должность в клубной структуре. Он принял решение, решение, для которого необходима смелость, потому что это нелегко.

Это было и со мной тоже, Я был в «Барселоне» в две тысячи... В двухтысячном, у меня был контракт на должность помощника на еще два года. Думаете, мне было просто покинуть такой большой клуб, такой стабильный клуб и решить: «Ну, пошли, пошли за новым сражением». Это было непросто. И для Райана это не просто шаг от помощника тренера к тренеру, это также шаг, которым он покидает свой дом. Двадцать девять лет — это не двадцать девять дней. Так что он был смел, он был честен. Так что удачи ему. Удачи! И если однажды он захочет вернуться в клуб, пока я буду здесь, я никогда не буду препятствовать его возвращению, я всегда скажу «да», если клуб спросит мое мнение, и если однажды клуб предложит ему стать тренером, я думаю, что это будет чем-то естественным, учитывая, что он будет успешным в своей тренерской карьере.


— Жозе, можете рассказать, какой совет дал вам сэр Алекс, когда вы получили эту работу, и будете ли вы говорить с ним по ходу сезона, чтобы получить еще советы?

Да, «бери с собой зонт». (смех в зале) И вчера я не мог поверить, что шел дождь, когда я был на тренировочной площадке, так что это был отличный совет. И второй совет был, что я должен взять свое любимое вино, потому что теперь мы часто будем вместе. Сейчас сэр Алекс частично в отпуске, а частично на Евро, так что мы не сможем повидаться на этой неделе, но когда его отпуск закончится, я буду в Манчестере, он тоже, и у нас будет много времени, чтобы встретиться. Он всегда будет желанным гостем на тренировочной площадке, естественно, и у нас будет время поделиться чем-то личным. Друзья, семья, жизнь. Но, конечно, его мнение очень важно для меня. Так же как мнение многих легенд, которые есть у этого клуба. Они любят этот клуб, и сейчас они работают экспертами на телевидении, так что все мнения будут важны для меня. Соглашусь я или нет, но люди, которые любят клуб и имеют с ним прочную связь, всегда будут уважаемы мной, и я всегда буду прислушиваться к ним, чтобы учиться у них.

Жозе, вы сказали о том, что предпочитаете профильных исполнителей, а не универсальных футболистов. Где вы видите Уэйна Руни в следующем сезоне? Он будет нападающим или полузащитником?

Знаете, я думаю, в футболе много должностей, много должностей на поле. Думаю, та, для которой тяжелее всего найти исполнителя — это парень, который укладывает мяч в сетку. И, конечно, игроки, которые меняются с годами. Качество — это то, что им присуще, они меняются с годами. Это нормально, что игрок в его возрасте немного меняется, но есть кое-что, что никогда не изменится. Это голод, природный голод, жажда положить мяч в сетку.

Так что, возможно, он больше не является нападающим, возможно, он больше не является «девяткой», но у меня он никогда не будет «шестеркой» и никогда не будет играть в пятнадцати метрах за линией мяча. Вы можете сказать мне, что у него великолепный пас, да, у него великолепный пас, но мой пас также великолепен, если нет прессинга, есть много игроков, отлично умеющих играть в пас, но быть там, где нужно, и укладывать мяч в сетку — это то, что тяжелее всего обрести. Так что для меня он будет «девяткой» или «десяткой», «девяткой с половиной», но не «шестеркой» и даже не «восьмеркой».


Спасибо за качественный перевод Василию Легейдо
+19
Автор: KAA
Футбол онлайн Все прямые трансляции
Результаты матчей LIVE
Футбольная ТВ Программа