АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиЧемпионат Италии 1.10.2015, 07:00 1

Памяти Маринетти. Футуризм по Маурицио Сарри

Виталий Халюков анализирует футбол, в который новый алленаторе учит играть «Наполи». Любителям порассуждать о тактике рекомендуется.

Даже если вы не получали высшее гуманитарное образование и не слишком заинтересованы в истории литературы, вы наверняка слышали о футуристах. Первым в голову приходит широкий шаг и размашистый слог Маяковского. Мот и транжир бесценных слов был, безусловно, первым по значимости, но не хронологически. Как направление в литературе футуризм зародился всё-таки в Италии. Там тоже был свой главарь – Филлипо Томмазо Маринетти.

Памяти Маринетти. Футуризм по Маурицио Сарри

С русскими коллегами итальянских футуристов объединяла жадная любовь к кинетике, подогреваемая ненавистью к статике; бунтарский дух милитаризма и технократии, железной пятой давящих ростки сентиментальности. Всё это началось на Апеннинах. Но в шайке Маринетти всё же не было ни фигуры масштаба Владимира Маяковского, ни гения-самопровозглашенца Игоря Северянина, ни загадочного фрика с простынёй Велемира Хлебникова. Словом, никого, кто мог бы сыграть вам ноктюрн на собственном позвоночнике.

Итальянцы вошли в историю как основоположники, но настоящее развитие их движение получило всё же не на родине, а в большевистской России, где – по крайней мере, на начальной стадии – народ действительно жил идеями механизированной и электрифицированной утопии. Пятилетка за четыре года и мир, напоминающий бесконечный слёт стимпанковых косплееров.

К чему я это? Да к тому, что появился человек, который вернул будущее в Италию. По крайней мере, если верить Маурицио Пистокки – видному итальянскому журналисту. Выражение сразу подхватили и растиражировали, тем более в свете двух побед «Наполи» со счётом 5:0, над «Базелем» и «Лацио» соответственно. Потом была нулевая ничья с «Карпи», а совсем недавно Партенопеи абсолютно по делу обыграли «Ювентус».

Сам синьор Сарри скорее всего бы отшутился, если бы его кто-то сравнил с Маринетти или даже просто спросил про эту фразу. Но это вообще характерный модус поведения для него – быть непроницаемым для прессы. С футуристами он, конечно, знаком – благо, человек изначально не футбольный, образованный. Хотя в Италии больше любят всё-таки свою классическую литературу: Данте, Петрарка, Боккаччо.

На то, что «Наполи» при всей этой красоте так и находится в середине таблицы, ответ также готов: задачи выигрывать скудетто никто не ставил, для нас главное построить новую команду. Но согласитесь, не каждый коллектив на стадии проб и ошибок громит равного по силе соперника с разрывом в пять мячей. О том, как это достигалось, и на чём основывается концепция Сарри, мы и поговорим.

Начнём с исходных данных. В прошлом сезоне «Эмполи» при Сарри играл по схеме 4-3-1-2. В центре тройки располагался самый главный человек – Мирко Вальдифьори. Реджиста. Кукловод. Аватар тренера на поле. Эту же схему, вместе с Вальдифьори, Сарри в большой спортивной сумке привёз в Неаполь. Правил было много, но они очень просты: 1) Железная дисциплина при обороне; 2) Взаимная подстраховка на каждом участке поля; 3) Игроки без мяча располагаются так, чтобы сразу создать атакующий треугольник на случай контратаки, 4) Стандарты выполняются по заранее заготовленным шаблонам. На тему последнего была даже расхожая байка про «33 варианта розыгрыша угловых».

Памяти Маринетти. Футуризм по Маурицио Сарри

Как вы уже поняли, Сарри не эмпат, а законченный прагматик. Сторонник футбольной науки, который, кстати, одним из первых (он и «Интер») начал использовать дронов с видеокамерами на тренировках. Такой человек, будучи истинным исследователем и энтузиастом, не станет упираться рогом, как, например, Гасперини во времена работы в «Интере», и вовремя откажется от концепции, если та перестанет работать. В данном случае, это означает, неудачи в первых турах заставили Сарри подыскивать схему, более подходившую к набору игроков, которым располагает «Наполи».

Этой схемой стала 4-3-3, и именно здесь начинается будущее. Вы, конечно, скажете, что это никакое не будущее, а ещё даже не успевшее остыть прошлое. Но расстановка – это только расстановка. Устройство в форме велосипеда, которое едет быстрее, лучше и вообще по-другому всё-таки может сойти за новое изобретение.

Основа футбола Сарри – командный контрпрессинг. Нечто похожее мы видели в исполнении «Боруссии» Юргена Клоппа и любой команды Зденека Земана. Разница в том, что у Клоппа прессинг тотальный и его суть в постоянном давлении во всех точках сразу с максимально возможной частотой колебаний. Давишь, давишь, давишь – где-нибудь да прорвёт. Такой подход требует специфического подбора игроков, чья физическая подготовка достаточна, чтобы поддерживать высокий темп в течение 90 минут. При этом, на каждом участке поля, куда попадает мяч, у команды должно быть численное преимущество.

Суть подхода Земана же заключается в том, чтобы всей командой как можно быстрее перейти в атаку и взять количеством не просто в отдельном эпизоде, а в каждой атаке. Вот и выходит, что десять человек бегут вперёд всем миром, как в американском футболе. А дальше всё очень просто: немного удачи и вы, может быть, забьёте больше, чем пропустите. Это, несомненно, внушительное зрелище в глазах прагматика Сарри, наверняка, предстаёт форменным варварством. Конечно, он не позволит своим игрокам нестись в атаку без оглядки на тылы.

Отсюда первый принцип, о котором мы сказали выше. Главная и единственная задача обороны – оборона. Выдумка для этого не нужна, хватит выучки помноженной на мастерство. Поэтому если защитник в команде Сарри завладевает мячом, далее он действует по принципу минимального сопротивления, то есть не рискуя. Риск – прерогатива игроков полузащиты и атаки.

Цель атаки и обороны при игре без мяча в том, чтобы подготовить почву для контратаки. Как и у Клоппа, в районе владеющего мячом соперника игроки располагаются в тройках и привязаны друг к другу невидимыми нитками. Ещё до того, как вступить в отбор, игрок должен знать, куда он отдаст передачу в следующую минуту – кому-то из двух оставшихся человек в треугольнике, которые, как учил ещё Сакки, атакуют свободные зоны.

Такой стиль предполагает компактное расположение игроков, которые, в свою очередь, неизбежно оставят свободные зоны там, откуда они ушли. Значит, необходимо расположиться таким образом, чтобы каждый футболист отвечал за оптимальную площадь свободного пространства. В «Эмполи» этой схемой была 4-3-1-2. Эффективность достигалась благодаря тому, что реджиста (Вальдифьори) руководил игрой команды из глубины, а треквартиста (Сапонара) занимал свободное пространство между линиями и всегда был готов расположить атакующий треугольник таким образом, чтобы выиграть 2-3 секунды преимущества. Для атаки большего и не надо.

В «Наполи» этот модуль не сработал по нескольким причинам. Во-первых, большинство игроков никогда не играло в схеме с реджистой и попросту не адаптировалось к действиям Вальдифьори. Во-вторых, Марек Гамшик, конечно, великолепный футболист, но ему просто не хватает футбольного интеллекта, чтобы пользоваться пространством так, как это делает Сапонара.

Решение, как это часто бывает, было продиктовано сильными качествами команды, известными ещё до прихода Сарри: у «Наполи» сильнейшие фланги в чемпионате. Инсинье, Мертенс и Кальехон способны создать проблемы любой обороне. Плюс Игуаин может не только завершать атаки, но и разгонять их, а свободное место в атаке занимал кто-то из инсайдов. Так было ещё при Бенитесе. На этом и сыграл Сарри.

4-3-3 – это, разумеется, только базовый модуль. На самом деле схема меняется в зависимости от ситуации. Неизменной остаётся только оборона в линию. Давайте рассмотрим остальное на примере матчей с «Лацио» и «Ювентусом».

Памяти Маринетти. Футуризм по Маурицио Сарри

Из центральной тройки глубже всех располагается Жоржиньо – во имя результатов на время пришлось отказаться от реджисты и усадить Вальдифьори в запас. Аллан барражирует по правой стороне, оказываясь инициатором прессинга на своём фланге. Слева и чуть выше располагается Гамшик. Иногда он смещается атакующий центр, оставляя место за собой на откуп Гуляму и Инсинье. Кальехон, заручившись поддержкой Аллана, прессингует в своей зоне, но всё же чаще остаётся на фланге, так как Хюсай поддерживает атаку не так хорошо, как Гулям. Игуаин ищет пространство впереди, но постоянно опускается, чтобы создать численное преимущество в опорной зоне.

Последний фактор стал одним из ключевых, в виду того, что Онази постоянно приходил в гости к своим центральным защитникам, чтобы вместе начать позиционную атаку. Давление атакующих игроков «Наполи» вынуждало их играть в бесцельный длинный пас и терять мячи.

Более того, Пиоли совершил непростительную ошибку, заставив «Лацио» использовать доисторическую модель прессинга man-to-man, то есть один на один. Таким образом, человек, прессингующий соперника с мячом, оставляет позади себя зону, которую он занимал до этого, пустой. Это вылилось в то, что каждая индивидуальная дуэль, проигранная кем-то из «орлов» открывала участок свободного пространства атакующим игрокам неаполитанцев. Поэтому полузащитники «Наполи» не встретили никакого сопротивления со стороны опорной зоны «Лацио»: Пароло и Онази весь матч играли в «собачку», пропуская мимо себя передачи атакующих треугольников.

При этом, когда Игуаин опускался в опорную зону «Лацио» и мешал Онази, он ещё уводил за собой своего персональщика Худта, открывая свободную зону для смещений Кальехона или рывков Аллана. В итоге «лациале» растеряли остатки тактической грамотно и выглядели как замученные дети на прогулке, не успевая за коллективным движением «Наполи».

В матче с «Ювентусом» всё сложилось немного иначе. Макс Аллегри не стал повторять ошибок Пиоли и прессинг в опорной зоне выстроил более-менее прилично. Одним из больших преимуществ перед «Лацио» было наличие Леонардо Бонуччи, которому не нужна помощь игрока опорной зоны, чтобы начать атаку – он обладает поставленным дальним пасом и сам справляется прекрасно. Лемина, Погба и особенно Перейра оказали сопротивление и выбирались из под командного давления с помощью физики. Но слаженная игра центральной линии «Наполи» полностью сковала действия Эрнанеса, который здорово отыграл на позиции реджисты матч с «Сити», но чьи алгоритмы, судя по всему, были без труда прочитаны Сарри.

Вообще, тактический разбор перед матчем был проведён на твёрдую «пятёрку». Меня там, конечно, не было, но памятуя о том, что Сарри – трудоголик галактических масштабов, можно подумать, что он нашёл время и для того, чтобы разъяснить команде разные вредные привычки соперника. Например, в арсенале Пауло Дибалы есть один классический финт, который он постоянно применяет: он убирает мяч под левую ногу и прокидывает мимо соперника. Поскольку Пауло не Тевес, и не чувствует зоны между линиями так хорошо – это его способ освободить себе немного пространства. Я не считал точно, но есть ощущение, что этот приём не прошёл у аргентинца ни разу. Будто игроки «Наполи» точно знали, как он выглядит перед тем, как его исполнить.

Также не осталось без внимания Сарри и наиболее очевидное слабое место «Ювентуса» – Падоин на позиции правого терцино. Вполне естественно, что большая часть атак развивалась через эту зону, тем более что из полузащиты Симоне поддерживал неопытный Лемина. Очень повезло «Юве», что уже в первом тайме сломался Инсинье. Он был лучшим игроком матча с «Лацио», выиграв 50% своих дуэлей один на один, что, на самом деле, очень много. Того времени, что он провёл на поле, хватило чтобы съесть Падоина с потрохами и забить один гол.

Выход Мертенса значительно ослабил игру «Наполи» в этой зоне. Во-первых, Инсинье лучше взаимодействует с Гамшиком и командой вообще, создаёт больше шансов. К тому же, против игрока таких габаритов тяжело играть в корпус – защитникам приходится чаще нарушать правила. В Мертенсе гораздо больше эгоизма и он намного более тугой футболист, часто принимающий неправильные решения с опозданием на несколько секунд. Если бы на поле остался Инсинье, то матч мог бы закончиться с другим счётом. Хотя божественное вмешательство Буффона – и так несколько раз спасавшего «Юве» по ходу игры – никто, конечно, не отменял.

Пока левый фланг «Наполи» работал больше на атаку, правый не позволял себе такой роскоши и следил за перемещениями и сыгранных Погба и Эвра – игроков выше классом и с большим уровнем сыгранности. Хюсай в этом матче подключался в атаку куда реже, чем он это делал с «Лацио», и это принесло свои плоды. У Погба в созидании на его участке не получилось ровным счётом ничего. А три очка по окончании игры уехали в Неаполь.
Футбол Сарри – это эффективный компромисс между закрытой прагматической моделью и безоглядным романтизмом «земанландии». Жёсткая дисциплина в обороне, управляемая атака, постоянное командное движение и построение защитного прессинга наиболее удобным образом для перехода в атакующий. И хоть здесь мало место для импровизации – с другой стороны, что есть принятие того или иного решения игроком по ходу матча, как не импровизация? – выглядит на практике это очень красиво.

Это триумф футбольной науки. Победа гиков над альфами. Победа Сакки, Оррико и – простите за мой бубновский – Бескова с Лобановским. Пусть их основанные на физике модели и противоречат современному футболу, внимание к деталям точно оценили бы в Италии.

Памяти Маринетти. Футуризм по Маурицио Сарри

Конечно, было бы неправильно громко кричать о том, что Сарри так уж опередил своё время. Многие его идеи были предсказаны ещё в 90-е. Он, возможно, и не пророк, но точно передовой продукт своей эпохи. Соединив классические постулаты итальянского подхода и маниакальное внимание к деталям с гибкостью голландского стиля, подарившего миру ту самую схему 4-3-3 во всей её красе. Но импровизацию и случай здесь заменяет управляемость и расчёт. Командное движение, до боли похожее на марионеточное, но не являющееся им по сути. У Сарри команда – организм, не оставляющий собственную эволюцию на растерзание случаю, а направленно мимикрирующий в зависимости от обстоятельств. Теория игр и всё такое.

И не подумайте, что подход Сарри возможен только в схеме 4-3-3 или 4-3-1-2. В современном футболе базисный модуль всё чаще и чаще становится чем-то эфемерным и бюрократическим – надо же комментаторам и журналистам от чего отталкиваться. За 90 минут тактически подкованная команда меняет построение не раз и не два. И это не обязательно происходит по указке тренера в конкретный момент времени – игроки заранее снабжены инструкциями для различных обстоятельств. Так что не удивляйтесь, если через десять лет идеи контрпрессинга Сарри будут успешно скопированы и поставлены на поток. Маринетти давно об этом говорил, предвосхищая триумф механики над энтропией.
+7
Автор: Виталий ХалюковФото: Getty Images