АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиЧемпионат Европы 6.09.2015, 07:00 13

Неподалёку от точки G. Как мы снова поверили в нашу сборную

Иван Кузнецов – из маленького английского паба, где внезапно нашлась русская национальная идея.

– Вань. Мы в этот бар ещё не пришли, а я уже могу сказать, что у него есть один большой недостаток: он в заднице.
– Сам ты в заднице. Давай ещё раз попробуем.

Мы в третий раз огибаем дом номер 15 на Новом Абрате, тщетно пытаясь найти строение 1. Предыдущие две попытки углубления в самую суть московских улиц не увенчались успехом: за красочным фасадом Нового Абрата скрывалась какая-то стройка, непонятный факультет чего-то театрального и «Точка G». Неподалёку от главного московского музея эротики тусовалась толпа очень странных людей: они навязчиво напоминали призраков 2007-го года. Да, того самого, где эмо, готы и всё остальное. Особенно эпатажно выглядел парень с окровавленной щекой и порезанной шеей. Правда, я не был до конца уверен, что это не марганцовка. Google-карты предательски зависали, женщина в старомодном плаще понятия не имела, какой такой бар нам нужен, и мы снова и снова оглядывались среди подростков и развалин, безуспешно пытаясь понять, где же сегодня будут показывать главный матч этой осени.

Неподалёку от точки G. Как мы снова поверили в нашу сборную

И вот бредём мы снова вдоль красивого фасада Нового Арбата, слева от нас вывески «Шоколадницы», «Сбербанка» и «Бургер Кинга». Я ищу глазами нужную надпись, но она никак не хочет появляться.

– Тебе не кажется, что мы ходим по кругу? – спрашивает Тёма, мой хороший друг и сегодняшний собутыльник.
– Ага, есть такое, – произношу я, но внезапно замечаю маленькую вывеску британского флага, поверх которого кругом расположены буквы: «Юнион Джек».
– Чувак, мы пришли!

Спускаемся вниз по лестнице, справа красуется такая же вывеска с британским флагом. Заходим внутрь, там тусклый свет и мало народу. За барной стойкой стоит парень казахской внешности, садимся, он протягивает мне руку и говорит:

– Тэш. Будем знакомы.
– Иван, – сухо отвечаю я. – А вас не так просто найти.
– Артём.
– Тэш. Ребят, вы извините, мы открылись только недавно. Сейчас вот рекламой занимаемся, чтобы проще искать было. Может, по пиву?
– Ну давай.

Пока Тэш увлечённо рассказывает, какое сегодня есть пиво, я замечаю на стене оранжевую форму «Барселоны». Он ловит мой взгляд.

– Друзья из Испании привезли. Красивая, правда?
– Ты за «Барсу» чтоль гоняешь? – насмешливо спрашивает Тёма.
– Конечно, за «Барсу»! – отвечает Тэш с нескрываемой гордостью, наливает нам пиво, и уходит куда-то в кухню.
– Вот глор! – прыскает Тёма, мы чокаемся, вроде как, за победу.

А на экранах что-то с невероятным пафосом бормочет Дмитрий Нагиев, кажется, это шоу «Голос», потом на сцене появляется женщина, начинает петь. Но ее голоса не слышно, из колонок бара ненавязчиво играет какая-то фоновая музыка, Тэш возвращается, спрашивает, как нам пиво, я молча поднимаю большой палец вверх, Тёма прибавляет «отлично». К барной стойке подходит простовато одетый лысый мужик, спрашивает, когда включат футбол.

Неподалёку от точки G. Как мы снова поверили в нашу сборную

– Минут за десять до начала, – отвечает Тёма.
– Ну ты загнул, за десять... Скажи спасибо, если гимны покажут, – говорю я. – Это ж Первый канал!
– Серьезно? – Тёма смотрит на меня с изумлением.
– Серьезно. Давно сборную чтоль не смотрел?
– Я сопки обычно смотрю.
– Может, по бургеру? - вмешивается в наш разговор Тэш. – С ягнёнком рекомендую, такой плотный – пальчики оближешь!
– Давай, – почти одновременно отвечаем мы с Тёмой.

Так проходит примерно пятнадцать минут. За это время бар наполняется самыми разными людьми, сюда приходят какие-то кавказцы, четыре очень шумные девчонки, которые садятся за столик неподалёку от барной стойки, семья с маленьким светловолосым ребенком. На часах – без двух минут семь, на экране Первого канала заканчивается шоу «Голос», Дмитрий Нагиев говорит последние слова, их все ещё не слышно, но все прекрасно знают, что он сказал «счастья вам, любви и терпения, пока!», после чего следует его фирменный жест двумя пальцами от виска. Минут пять крутят рекламу. Первые кадры с «Открытия Арены»: два капитана – Роман Широков и Златан Ибрагимович жмут руки судьям. Я про себя отмечаю, что гимны так и не показали. Тэш выключает музыку в колонках, врубает звук трансляции на полную мощность, и в уши вонзается пронзительный голос Георгий Черданцева, который начинает объявлять стартовые составы.

Четыре кардинальных антикапелловских изменения сразу бросаются в глаза: Жирков – слева в защите, Денисов – опорник, Кокорин – полузащитник, на острие – Дзюба. Звучит свисток, команды начинают играть. Камера выхватывает Леонида Слуцкого.

– Вань. Мне тут недавно друг мой такой вопрос задал интересный. Говорит, а Лёня на матчах сборной тоже в спортивках будет?
Мы смеемся.
– Ага, Тём, и на стуле качаться. Вон, смотри, уже. Я, кстати тут картинку недавно видел. Там скамейка разломанная и подпись: «сборная приютила вандала».
– Если бы сборная приютила Ван Гала, мы бы сейчас не на третьем месте в такой донной группе шли.
– Кто знает.

Пока официантка бегает между рядами с бокалами пива, Роман Широков выходит один на один и посылает мяч в сетку. Бар впервые за этот вечер оглушительно взрывается. Тэш звонит в колокольчик. Боковой арбитр показывает «вне игры». Бар смолкает. Но в воздухе вместе с запахом пива и креветок повисает какое-то едва уловимое ощущение начинающегося праздника. Именно в этот момент я вдруг остро почувствовал, что без гола мы не уйдём.

– Сейчас забьём, Лёня сразу трёх защитников выпустит, отвечу – буркает Тёма и заливается смехом.

Ждать было недолго: Артём Дзюба заставил маленький английский паб взреветь от восторга, а светловолосого ребёнка заплакать от испуга. К тому моменту первые бокалы пива были выпиты, а бургеры съедены. Следует свисток, мяч разыгрывают с центра поля, и парни в бордовых футболках продолжают оголтело лететь вперёд. Бар заводится. Черданцев кричит. Стадион ревёт. Вот оно, подумал я. Ради этого мы все здесь сегодня и собрались. Ради новой России.

Неподалёку от точки G. Как мы снова поверили в нашу сборную

– Ещё два пива, будьте добры! – говорит Тёма Тэшу, тот смеётся и наливает темный «Сolin's».

Новая Россия – продолжал думать я. Невольно вспомнился один июньский вечер из далёкого 2008-го, тогда мы в компании моих родителей и их друзей сидели в одном из алуштинских баров на набережной, и с берега доносился приятный морской воздух, а на телеэкране Россия обыгрывала Швецию. И эти бесконечно верящие глаза с лёгкой улыбкой следили за тем, как всё вдруг становилось хорошо.

Всё хорошо становилось и сегодня. Несмотря на опасения самых пессимистичных экспертов, и мои в том числе, сборная не выглядела слишком оборонительно. Парни комбинировали, создавали моменты, играли первым номером. И когда в начале второго тайма шведский тренер сотворил сенсацию дня – выпустив Олу Тойвонена вместо Златана Ибрагимовича, мелькнула мысль, что бояться нам больше нечего, и игра сделана. Но вопреки всему шведы во втором тайме показали отменный футбол.

Этот футбол был обречён на то, чтобы оставить в воспоминаниях лёгкий неприятный осадок. Минуты с семидесятой наши начали отчаянно жаться к воротам, и стало как-то совсем уж стрёмно. Леня и правда начал выпускать защитников, правда не трёх, как предполагал мой закадычный друг, а всего лишь двух, но сути это не меняет. Как не меняют сути и два чудовищных момента Александра Кокорина, и мысли о том, что при определённом раскладе мы могли выиграть 4:0.

Четвёртая добавленная минута. Последняя шведская атака. Последний навес. Все, кто сидел за барной стойкой – на ногах. Тэш перестает наливать пиво в бокалы. Выигранный воздух. Скидка. Удар. Акинфеев. Я аплодирую. Вместе со мной аплодируют все. По коже начинают бежать мурашки. Финальный свисток. Звон колокольчика. Бар начинает радостно выть. Вой смешивается с аплодисментами. Лысый мужик улыбается. Шумные девчонки неподалёку от нас празднично чокаются бокалами. Светловолосый ребёнок больше не плачет. Я прошу у Тэша принести ещё бургер.

Неподалёку от точки G. Как мы снова поверили в нашу сборную

И пока он его несёт, мы допиваем пиво, и Тёма выдвигает мне какие-то тирады насчёт того, что выиграли мы сегодня «с горем пополам», я мысленно уплываю в завтра. Я думаю о том, что утром все СМИ напишут о новой сборной. Что на обложках появится Артём Дзюба, – вчерашний изгой, сегодня ставший героем, забив победный гол. Появится Слуцкий, появится Роман Широков. Появится сборная России. И никто уже не бросит камень в Кокорина, не упрекнёт Жиркова в недостаточной самоотдаче, и не станет считать зарплаты футболистов. Я вспоминаю 2008-ой. Такое похожее послевкусие. Другая игра, другая команда, но то же чувство внутри. Чувство того, что началось что-то новое. А Тэш с улыбкой на лице приносит мне бургер, я оглядываюсь вокруг и думаю, как же всё это просто. Как мало нужно всем нам, для того, чтобы мы были вместе. Старики и подростки, русские и кавказцы, девушки, дети и казахский бармен. Пожалуй, вот она – русская национальная идея. Та, которую мы так долго искали. В этих кружках пива, в этом горячем бургере, в этом сладком послевкусии победы.
+9
Автор: Иван КузнецовФото: biglion.ru, Первый канал, Александр Мысякин, Интерфакс
Архив новостей