АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
10.12.2021, 10:00 0
Вся правда о принципах работы немецкого специалиста.

Восемь секунд на все. Каково это — играть в команде Рангника?Ральф Рангник не любит опаздывать. Часы — то, с чего он начинает свою работу во всех клубах. Начиная «Хоффенхаймом», Рангник всегда устанавливал часы на тренировочной базе. Зачем? Когда команда работает над прессингом, часы оказывают необходимое давление на игроков.

«Помощник тренера включает их, и начинается отсчёт, — рассказывал он DW в 2017-м. — Мы используем их для игры под названием «правило восьми секунд». Игроки слышат тиканье и знают, что нужно отобрать мяч в течение восьми секунд. А если у них есть мяч, они должны нанести удар по воротам в течение десяти секунд. Тиканье многих раздражает, но такая тренировка оставляет свой след на многие недели вперед. Она вырабатывает привычку, а затем — инстинкт».

Для Рангника главное в футболе — совершать быстрые переходы от одного состояния игры к другому, будь то потеря мяча или наоборот, его возврат. Он не единственный, кто делает упор на переходном моменте, но мало кто так много внимания уделяет скорости.

«Для него это так важно, — говорит экс-полузащитник сборной Канады Джулиан де Гузман. — Он делал огромный упор на то, как мы атаковали или защищались в эти моменты. Я учился, как агрессивно выигрывать мяч, а также как играть компактно в случае, если теряешь мяч на некоторых отрезках поля. Мы так много работали над этим, что его уроки стали частью меня. Стоило нам потерять мяч, как мы инстинктивно старались вернуть его как можно быстрее».

Восемь секунд? «Все очень просто» — говорит экс-игрок «Ганновера» и США Стив Черандоло. «Статистика дает понять, что большинство голов забиваются в течение восьми секунд после потери владения. Это спорт, построенный на ошибках. Так было всегда, и пока не поменяются правила, так будет всегда. По всему миру тренеры научились уделять больше внимания переходному периоду. Все, что делает Ральф на поле, относится к этому же аспекту игры».

По словам самого тренера, правило восьми секунд должно навсегда изменить то, как игроки ведут себя на поле. Отчет времени создает триггер, который активируется каждый раз, когда теряешь мяч. По сути, вырабатывается рефлекс Павлова. И такой у Рангника подход ко всему. Дело не в инструкциях, а в неустанных повторах до тех пор, пока действия не получаются сами по себе.

На своей первой пресс-конференции в качестве тренера «Юнайтед» Рангник говорил о желании «тренировать мозги» игроков. Фраза train the brain в английском ему так нравится, что он даже перевел ее на немецкий. Он искренне верит, что задача тренера — «не находить удачные тактики, а прививать футболисту правильные привычки и импульсы». Система — это не формации и схемы, а менталитет.

Восемь секунд на все. Каково это — играть в команде Рангника?

«Будущее — это тренировка мозгов, то есть когнитивная тренировка, провоцирование игроков, способ заставить их покинуть зону комфорта на тренировке и привыкнуть к сложным условиям для того, чтобы научиться принимать тяжелые решения в считанные секунды».

По его словам, «главный потенциал футболиста кроется в его мозге». Для того, чтобы стать лучше, нужно все делать быстрее — быстрее анализировать ситуацию, быстрее принимать решение, быстрее действовать. В «Лейпциге» он экспериментировал с окулографией и когнитивными занятиями, записывая движение глаз футболистов в надежде улучшить развитие их координации и пространственного зрения. Он отметил, как Наби Кейта умел быстро принимать решения, зарисовывая в голове картину происходящего на поле. У других не получалось, но он пытался это исправить.

Часы с отчетом — важный аспект этой системы. «Игроки слышат тиканье, которое напоминает им о задаче. Их это очень раздражает. Они нервничают. Но без такого возбудителя нельзя вызвать поведенческие перемены — иначе «мозг не натренируешь».

***

Кто-то помнит тиканье, а кто-то — невероятное внимание к деталям.

«Я помню, как мы тренировались в Турции, — рассказывает Марсель Хальстенберг. — Мы еще были во втором дивизионе с «Лейпцигом». Рангник остановил нашу тренировку спустя 20 минут. Он заметил, что многим было тяжело из-за грубости поля. Он и его штаб потратили целый день на то, чтобы найти другое поле. Я навсегда запомню его перфекционизм, рабочую этику и внимание к мелочам».

Де Гузман тоже прекрасно помнит свое первое знакомство с тренером в 2002-м. «Он меня сразу же впечатлил. Во-первых, он очень хорошо говорил по-английски. Во-вторых, он знал обо мне все. Мне было всего 21, я только начинал, но он будто бы знал обо мне больше, чем я сам».

Два десятилетия назад такая скрупулезность еще не была нормой — как и напряженность тренировок. «На предсезонке он привозил нас в отдаленные местности, где даже телефон не ловил, и мы тренировались, пока были силы. По три тренировка за день — самая тяжелая предсезонка в моей жизни. Он требовал, чтобы наши организмы избавились от всей дряни, которую мы употребляли в отпуске».

Даже тогда Рангник очень много внимания уделял проблеме ожирения. «Я был слегка полноват, и на первой же тренировке он схватил меня за живот, дав мне понять, что так нельзя. Больше я в таком виде не появлялся».

Пер Мертезакер подтверждает: экс-защитник «Арсенала» помнит, как тренер пристыдил его за один кебаб.

«Он — лучшая модель для подражания, но порой он просто не оставлял меня в покое. Особенно когда у меня случались «провалы питания» и я, например, мог позволить себе кебаб. Если он узнавал, то на следующий день меня ждал тот еще скандал. Я помню, как он пригрозил мне — еще один такой просчет, и я вылечу из команды. Он многому меня научил».

Рангник одержим диетой своих игроков. Он верит, что каждому нужно выработать отдельную диету, и так он делает уже больше десяти лет. Сейчас любой ведущий клуб уделяет этому вопросу много внимания, но даже в том же «Юнайтед» ситуация меняется только сейчас, что подтверждает история вратаря Ли Гранта, рассказавшего о том, как Криштиану Роналду заставил их отказаться от вредных вкусняшек по пятницам.

Но Рангник не всегда строг и неприступен. Многие, включая Мартезакера, подтверждают, что немец не лишен человечности и понимания. И когда что-то шло не так — например, когда в «Кельне» защитник вышел на непривычной ему позиции с правого фланга и оплошал, — тренер всегда находил выход из ситуации.

Де Гузман тоже отмечает персональный подход коуча: «если в жизни что-то происходит, он всегда находил тактичный способ разобраться с ситуацией. Не все тренеры так умеют. Он мог подойти и сказать: «сегодня отдохни». Ты думаешь, за что? Но потом понимаешь, что как-то полегчало, и голова прояснилась. Он понимал игроков так, как мало кто может».

Восемь секунд на все. Каково это — играть в команде Рангника?

В отличие от многих, Рангник предпочитает неочевидный, мягкий подход. Он не завладевает аудиторией, как некоторые знаменитые футбольные автократы, но он умеет передать свои мысли четко и понятно. Он не любит громкие жесты и показушность.

На матче он не будет бегать по бровке или устраивать шоу. «Не думаю, что вы услышите его голос на «Олд Траффорд». Он не любит кричать с бровки — свою работу он проделывает до начала игры. В такие моменты он — мастер», — считает Де Гузман.

«С ним мало невербального общения, — подтверждает Черандоло. — Он использует слова. Он умеет передать свои мысли игроку или группе футболистов. И он много требует. Он требует, чтобы вы учились и на поле и тут же использовали его принципы. В «МЮ» разные игроки, но им придется привыкать. Он очень умен».

Не просто умен, а даже больше, считает Де Гузман. «Он — футбольный гений. Он волшебник. Его влияние на немецкий футбол уникально. Я уверен, что он не меньше повлияет и на английский».

***

На пресс-конференции Рангника спросили о том, как 36-летний Роналду впишется в его игру. Он ответил, что «задача тренера — адаптировать стиль и идею футбола к доступным игрокам. И наоборот».

Каждый успешный тренер — прагматик, так или иначе. В случае с Рангником он даже больше — он идеолог. Ему придется идти на компромиссы, но некоторые из его принципов непреклонны.

Исторически Рангник отдавал предпочтение молодым игрокам не только из-за физического аспекта, но и потому что их легче тренировать и обучать. По словам Хельмута Гросса, работавшего с Рангником в Германии, он отдает предпочтение молодым футболистам до 23-х лет, сообразительным и мощным. Йозуа Киммих, Садио Мане, Холанд.

Схемы меняются, но принцип остаётся одинаковым: энергичная, агрессивная игра с контратаками и прессингом. Главное — контроль. В Англии долгое время считали, что немецкий «гегенпрессинг» — это яростная игра почти вслепую, но это, конечно, не так. Впрочем, что Клопп, что Рангник любят называть свой стиль игры «тяжелым металом и рок-н-роллом — не медленным вальсом». Держать мяч и ничего с ним не делать — не для него.

Ранее Рангник отмечал, что для него «Ливерпуль» Клоппа — прекрасный пример его любимого футбола: он играет быстро и умно. Полный газ, но аккуратно и структурировано. Совсем не «Юнайтед» Сульшера последних недель.

В «МЮ» будет много тех, кто с трудом переварит методы нового тренера. Будут и те, кто откажется от них. Но те, кто согласятся с новыми реалиями, достигнут новых высот. Рангника волнуют не только результаты — он хочет изменить привычки и инстинкты своих подопечных. Он хочет тренировать их мозг.

Отсчет пошел.

Текст: The Athletic
Перевод и адаптация: Денис КОШЕЛЕВ
0
Автор: SergeФото:

Сейчас читают

Загрузка...
Футбол онлайн Текстовые онлайн трансляции
Результаты матчей LIVE
Футбольная ТВ Программа Трансферы LIVE
Рейтинг букмекеров
загрузка...
ТОП10

Топ комментаторов в статьях и новостях (за 30 дней)