АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
25.10.2021, 21:55 1
Полузащитник «Манчестер Юнайтед» — о том, как пережил самое тяжелое время в своей жизни.

«Айда в паб!» Авторская колонка Джесси ЛингардаЭто моя история. Хотя, на самом деле, это история моего брата Лу.
Без него я бы ничего не добился. Вообще.
Ну, без него и его досок. Потом объясню.
Давайте сначала поговорим о проблемах.

Два месяца назад я был счастлив. Зрители вернулись на «Олд Траффорд», я играл ярко. Уле был доволен мной. Я с нетерпением ждал начала сезона.

А затем, за неделю до первого матча, я заразился COVID-19.

Десять дней в изоляции. Жесть.

Верьте или нет, это даже не худшее, что со мной случилось этим летом. Еще в июне я искренне верил, что прошел в команду на Евро-2020. Но в какой-то момент Гарет, чье мнение я всегда уважал, решил иначе. И когда я позвонил сказать об этом брату, я… я плакал. И Лу тоже плакал.

Два года назад я бы едва пережил подобные новости.

К счастью, сейчас я крепче, чем тогда. Я не играл, но я все равно за них болел. Я надел футболку с RICE 4 на спине (мы с Деком дружим) и отправился в паб с Лу и парой друзей. Там был парень, который взял с собой своего попугая. Кого только не встретишь! Вскоре попугай уселся мне на плечо, и там мы смотрели за тем, как Англия переигрывает Хорватию.

Паб — это волшебное место, когда играет сборная. Атмосфера, энергия… я пофотографировался с ребятами и подписал пару фотографий. Вскоре — каким-то непонятным образом — я превратился в диджея!

Что за вечер.

Я всем игрокам это говорю: хоть раз посмотрите футбол с фанатами в пабе. Это совершенно новая перспектива.

Впрочем, как бы весело ни было смотреть игру, самому быть на поле в футболке «трех львов» еще важнее. Каждый раз я благодарю судьбу за возможность представлять свою страну.

Когда в сентябре я позвонил семье и сказал, что меня вызвали, я был счастлив. Так здорово вернуться!

Но перемотаем назад, и все было совсем по-другому. В ноябре 2020 я не мог даже мечтать о попадании в состав. Так что когда меня позвали в марте, это было чудо.

Не забывайте, где я вырос.
И поймите, как низко я опустился.

Пройти в полуфинал ЧМ-2018 было моим лучшим достижением, но когда я вернулся, я получил травму паха. Остит лобковой кости. Приятного мало.

Я всегда много бегаю за игру — 12, 13 километров. Это тяжело, но я всегда был в состоянии выжимать из себя максимум. В этот раз все было не так. Я остановился. После пары матчей я просто застрял. Я не мог ни играть, ни тренироваться. Мое тело сдалось. И ведь я только набрал форму!

В то время тренером «Манчестер Юнайтед» был Жозе Моуринью, который очень не любит, когда его игроки не могут играть. Он даже слышать не хотел о моей травме. Я ему говорил, что я ведь не виноват, но ему было все равно.

Вообще, мы с Жозе нормально ладили. Он хорошо ко мне относился. До травмы он доверял мне и ставил на важные игры. Мы выиграли трофеи — с ним я стал победителем. Он менял людей в лучшую сторону.

Мне также нравилось, что он не боялся относиться к футболистам по-человечески. Иногда он звонил мне без всякой причины по FaceTime. Просто так, без особой причины. Сначала было странно, когда начальник звонил, чтобы спросить «как дела». Я был такой «э-ээ, все нормально, смотрю телевизор… (неловкая тишина) а вы как?»

Это смешно. Но так он проявлял свою заботу. Но когда мы вылетали из обоймы, он даже слышать ничего не хотел.

С этого момента вернуться я уже не мог. Мне было тяжело психологически и физически. За пределами поля моя мама боролась с депрессией. Я не играл, и оттого мне самому становилось сложнее. А когда я играл, я был сам не свой. Родные приходили на игры, но они с трудом смотрели на меня. «Это не ты, это не твоя аура» говорили они мне. Матчи проходили мимо меня.

Помню, перед матчем ко мне подошел Бруну Фернендеш и сказал, что хотел бы увидеть настоящего Джесси Лингарда. Я же мог только думать о том, что я не знаю, куда он подевался.

Я люблю футбол. Как жизнь. Но в те моменты я думал, что больше не могу.

Я стал зависим от телефона. Просто приклеил лицо к дисплею и не отлипал. Во время разговоров я мог выцедить из себя разве что пару нечленораздельных звуков. Я все держал в себе. Все эмоции и стресс.

Я стал легкой мишенью для газетчиков. Полтора года я находился в таком режиме. Я рухнул с вершины в самый низ. Так что когда случился локдаун, лично для меня он был чем-то положительным. Это был шанс все перезапустить. Тут появился мой брат Лу.

Мы всегда были близки, и он всегда заботился обо мне, как и полагается старшему брату. Он сразу увидел во мне потенциал и делал все, чтобы я его не растратил впустую. Он никогда не переставал в меня верить.

Когда наступил локдаун, он присылал мне видеоролики того, как я играл на ЧМ, забивал голы, поднимал трофеи. Он писал «смотри, что ты можешь. Верь в себя».

Он не оставлял меня в покое и постоянно спамил новыми записями. Волей-неволей я стал верить ему. Может я и правда хороший футболист?

Я сохранял физическую форму в локдауне. Он давал мне новые цели, чтобы я все время брал новые высоты. Он сказал, что если я отправлюсь в аренду, я покажу класс.

Наконец я набрался смелости поговорить с Уле. Он и ребята знают, через что я проходил. Сам Уле не просто тренер — он друг. Я знаю его многие годы. Именно под его предводительством я дебютировал в резервах. Он всегда говорил, что я могу просить у него что угодно.

Когда я все ему рассказал, он ответил лишь «жаль, что ты не попросил об этом раньше».

Я думал, что смогу все сам, но так не бывает. Нужно на кого-то опереться.

Это все случилось посреди прошлого сезона. Уле хотел, чтобы я остался и помог команде в январе, но я понимал, что нужно сменить обстановку и играть в каждом матче. Нужно, чтобы в меня поверили.

Чем ближе был дедлайн трансферного окна, чем сумбурнее все становилось. Про интерес «Вест Хэма» почти не говорили, и времени все оформить не оставалось. Сначала договорились, затем нет, затем опять… я не знал, что чувствовать. Но когда все получилось, я был счастлив. Я не мог дождаться, когда смогу играть. Хоть «Ливерпуль» на следующий день — мне было все равно.

Я сразу вписался. В «Вест Хэме» отличный коллектив. Они помогли мне сразу освоиться.

«Айда в паб!» Авторская колонка Джесси Лингарда

Марк Ноубл сразу стал помогать мне. Он объяснил, что такое «Вест Хэм». Помню, как мы ехали в аэропорт в его машине. Я, Марк и Крессуэлл. Я тут же достал телефон — это автоматическая реакция. Но он тут же среагировал. Никаких телефонов. Лучше — говорить. Я такой: «Э-ээ… ладно».

На самолете я обычно достаю наушники и слушаю музыку, но Ноубл и другие ребята и тут были против. И так всегда — в «Вест Хэме» говорят обо всем. Никаких телефонов или соцсетей. Никаких нечленораздельных звуков. Если мы ужинали в отеле, мы оставались за столом и после еды и просто беседовали. Так мы стали крепкой командой. Я и сам чувствовал себя лучше.

Есть и другой аспект, который для меня поменялся. Тут уже я должен отблагодарить Лу.

Когда мы переехали в Лондон, первым делом он поставил в нашей квартире две доски. Я не знал, зачем.

Он такой: «Одна для целей, другая — для мотивации».

Слева были голы, ассисты, расстояние, удары, обводы. Справа — мотивации вроде цитат и ключевых слов.

Он записал несколько целей до перерыва на сборные: четыре гола, две результативные передачи. Я ему: «Запиши восемь голов… нет, девять голов!»

Он записал четыре гола и два ассиста.

Сказано — сделано.

Затем я попросил записать шесть голов и четыре передачи.

Вновь сделано.

Цитаты тоже помогли. Я был заряжен. Все, что было нужно — это две доски.

Нам затем пришлось добавить на доску «Игрока месяца АПЛ» и «Гол месяца». Я номинировался три раза подряд, в феврале, марте и апреле! Я и раньше номинировался, но никогда не выигрывал. В марте почти получилось, но Келечи Ихеаначо оформил хет-трик и выиграл… заслуженно, конечно.

В апреле я уже обо всем забыл. И тут, конечно, наш пиарщик прислал мне голосовое сообщение со словами «ты выиграл Игрока… и гол месяца»

Я сразу позвонил Лу. Затем — семье. Это серьезно. Но доски не могут ждать. Надо двигаться вперед.

А затем еще и Бруну Фернендеш назвал меня «лучшим игроком АПЛ». Меня! Бруну!

Я очень люблю Бруну. Он поддерживал меня на протяжении всей аренды. Поразительно, когда тебе помогает такой титан.

После этого Лу сказал, что я слишком разогнался. Ха!

Я не разогнался. «Вест Хэм» показал, на что я способен. Это была новая версия Джесси. Джесси 2.0.

В «Юнайтед» я уже вернулся новым человеком. Повзрослевшим, уверенным в себе. Я был готов к новому грузу ответственности. Спасибо Мойесу и «Вест Хэму». Спасибо за все, ребята.

Этот сезон я ждал с нетерпением. Да, это мой клуб всю жизнь, но я все равно жажду показать всем, что могу. Я не хочу быть тем, кто хорош пару недель. Я хочу забивать в тридцати матчах. И больше. И в клубе, и в сборной. Я вернулся после перерыва, и я хочу еще!

Больше никаких карантинов. Никаких травм и перерывов. У Джесси 2.0 есть новый арсенал, который он не боится применить.

Для меня это новый старт. Для нас. Лу — мой персональный тренер, мотиватор и кто угодно еще. Он всегда будет со мной.

Спасибо, братан, что помог мне стать настоящим мной.

Мы стерли все с доски. Теперь нас ждут новые свершения.

Текст: The Players Tribune
Перевод Денис КОШЕЛЕВ
-1
Автор: alvesh83Фото:

Сейчас читают

Загрузка...
загрузка...
ТОП10

Топ комментаторов в статьях и новостях (за 30 дней)