АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
5.10.2020, 12:53 0
Почему карьера одаренного француза пошла под откос – и куда он исчез?

Талант, модник, отшельник. Что случилось с Шарлем Н’Зогбия?В каждое Рождество Шарль Н’Зогбия награждал Льюиса Кинселлу, юного воспитанника академии «Астон Виллы», конвертом с наличкой. Это не благотворительность: так он благодарил футболиста за постоянную чистку его бутс на протяжении всего сезона.

Если француз замечал юниора в ресторане или баре Бирмингема, он всегда предлагал оплатить его счет или просто покупал ему стаканчик-другой.
Хороший, вроде бы, парень, однако в его последние годы в «Астон Вилле» он был очень непредсказуем. К 2016 году, когда Н’Зогбия стал редко появляться в составе, никто не знал, чего от него ждать. Трибуны могли завидеть как изящного и одаренного вингера с ошеломляющей скоростью, так и его бледную тень.

Стивен Уорнок, в прошлом левый защитник сборной Англии, прекрасно знал, каково это – играть с Шарлем. В свое время именно он отметил талант француза, тогда еще выступавшего за «Уиган». А в «Астон Вилле» они были одноклубниками.

«Иногда с ним было очень тяжело играть, а иногда я даже не был уверен, что он на поле, – вспоминает Уорнок. – Так же было в «Вилле». Бывали тренировки, когда никто не мог за ним угнаться. Затем на матчах удивляешься, что Н’Зогбия вообще, оказывается, играет. Он растратил такой талант».
Уорнок тоже интересовался карьерой бывшего одноклубника, но когда он полез гуглить, куда тот ушел после «Виллы», он ничего не нашел. Оказывается, после своего ухода из бирмингемского клуба француз вообще не играл – несмотря на то, что ему было всего 30.

В конце его пятилетнего пребывания в «Астон Вилле» клуб пытался отдать Шарля в АЕК или кому-нибудь на Среднем Востоке, однако футболист ответил отказом на все предложения. Были пробы в «Сандерленде» (на то время клуба АПЛ) после вылета «Виллы» в Чемпионшип, но Дэвид Мойес отказался предлагать вингеру контракт. Затем казался реалистичным трансфер в «Нант», но стоило медикам разузнать о проблеме с сердцем игрока, как те сразу же порекомендовали его не подписывать.

А что дальше? Сказать сложно.

Шарлю Н’Зогбии всего 34 года, и он никогда официально не объявлял о своем уходе из футбола. Не говорил он и о том, что помешало ему дальше играть. Сердце? Или нежелание? Большинство одноклубников потеряли с ним связь, а его в прошлом активные аккаунты в социальных сетях пустуют с 2015 года.
Когда мы пытались разыскать пропавшего игрока, мы обнаружили, что он «затаился» во Франции. Его агент не отвечал на звонки и СМС, а друзья отказывались делиться информацией. Французские журналисты разводили руками – Н’Зогбии уже и след простыл. Местные звезды тоже ничего не знали.
Когда мы пытались достучаться до игрока, он просто молчал. Единственное указание на его нынешнее состояние – это картинка в профиле WhatsApp, на которой он держит сигару в руке на солнечном фоне. Кажется, у него все хорошо.

Нам остается только гадать, что он думает о своей (скорее всего, уже завершившейся) карьере, которая подавала такие надежды. Недавно исполнилось 10 лет с момента его дебюта за сборную Франции. За этим последовали пять жалких (и хорошо оплачиваемых) лет в «Астон Вилле», которые, кажется, полностью отбили у него интерес к футболу. Заслуживал ли он большего? Мы побеседовали со скаутами, тренерами и игроками, которые лично знали Шарля.

***

Именно сэр Бобби Чарльтон помог Н’Зогбии получить его шанс в Англии. Он подписал его еще в 18-летнем возрасте в «Ньюкасл Юнайтед» летом 2004 года. За ним не следили скауты – просто с клубом связался агент и предложил взять француза на пробы. После этого тому предложили контракт.

«Нам повезло разузнать о таком таланте, – признается Пол Монтгомери, в прошлом глава скаутского отдела «Ньюкасла». – Он к нам пришел в качестве неудержимого левого защитника, который рвался вперед в атаку. Он был быстр, техничен и умел обводить защитников. Такому просто нельзя научить. У него был прирождённый талант. Он был изумителен на мяче».

Робсон согласен: «С правильным тренером и мотивацией он мог достичь самой вершины. Он – один из самых одарённых игроков на моей памяти».
Талант, класс, техника – все это было при нем, но демонстрировал он эти качества лишь изредка. Наибольшего результата от него добился суровый Грэм Сунесс, заменивший Робсона в «Ньюкасле» в начале сезона 2004/05. Монтгомери считает, что игрок нуждался в специальном подходе: «Он относится к тем, кто хочет постоянно слышать лесть в свой адрес. Его нужно обнимать, любить и хвалить».

В «Ньюкасле» Н’Зогбия то поражал, то исчезал. Был гол и результативная передача Майклу Оуэну в триумфальном разгроме «Блекберна» в сентябре 2005 годв, после которого на него сразу же стали засматриваться. И правда, «временами он был крут», подтверждает Монтгомери.

Зрители, которые воочию наблюдали за победой над «Сандерлендом» со счетом 4:1, помнят этот день, как день Алана Ширера, завершавшего карьеру, однако тогда именно Н’Зогбия был реальным героем – он создал два гола и сам забил.

Но проблемы поджидали за углом.

К концу 2008 года Н’Зогбия хотел покинуть клуб, прозябавшей внизу турнирной таблицы. Ему было 22, и он предложил свою кандидатуру всем, кому можно. Но добиться большого трансфера было не так уж и легко.

Затем, в январе, он подрался с Энди Кэрроллом и окончательно рассорился с тренером Джо Кинниром, который исковеркал фамилию винера, назвав того Шарлем Инсомнией после поражения от «Манчестер Сити».

Уже через неделю француз поковал чемодан и переезжал в «Уиган». В «Ньюкасле» многие были только рады распрощаться с проблемным товарищем. Но были и те, кто искренне верил, что Н’Зогбия по-настоящему раскроется в другой команде.

«Сороки» тогда были в жуткой ситуации – им грозил вылет, и, если цитировать автобиографию полузащитника Джоуи Бартона, «Шарль Н’Зогбия был примерно так же полезен в драке, как Шарль Азнавур (французский шансонье, Прим. - FootballHD)».

А вот «Уиган» был иного мнения. В последних играх сезона 2010/11 Н’Зогбия забил пять голов и помог его команде отгрызть восемь очков, благодаря которым удалось сохранить прописку в АПЛ. «Он был этаким Вильфридом Заа местного разлива, – считает Монтгомери. – Я не хочу никого обидеть, но Заа выигрывает матчи для «Кристал Пэласа», и когда Шарль был в «Уигане», он был для них главным оружием».

Но у одаеренного футболиста развивалась вторая личность, с футболом не очень связанная.
Н’Зогбия тогда всячески пытался перенести Парижскую неделю моды в Уиган – и жить в соответствии с заветами хештега #Lifestyle, который он постоянно использовал в своем Twitter и Instagram.

«Его стиль одежды был… не очень, мягко говоря, – подтверждает бывший одноклубник модника Эммерсон Бойс. – Он считал себя иконой стиля и человеком, который мог напялить что угодно, лишь бы был виден бренд. И не важно, как ужасно все это смотрелось – главное, кто был дизайнером. Мы часто шутили на этот счет, но он всегда знал, чем ответить. Он был уверен в себе. Другие на его месте засмущались бы и перестали, но он на следующий день наряжался во что-то еще более цветастое».



Товарищи по команде Майка Ричардс и Шей Гивен издевались, как могли, часто выкладывая фотографии француза в свои социальные сети. Но одежда одеждой, а талант у него было не отнять.

В 2011 году «Ньюкасл» уже думал пригласить обратно стилягу – как и Стив Брюс из «Сандерленда». «Бирмингем», с Монтгомери, тоже почти добился сделки, но в последний момент Н’Зогбия передумал уходить из «Уигана». Но когда Алекс Маклиш с Монтгомери оказались в «Астон Вилле», они добились-таки своего подписания. Наконец у «львов» был быстрый и забивной вингер, который спас «Уиган» и забивал в сборной Франции.

«Это был игрок, который не оставлял людей равнодушными». Правда, если бы Эйден Макгиди не просил так много, «Вилла», возможно, подписала бы именно игрока московского «Спартака».

Сказать, что клуб из Бирмингема был разочарован своей покупкой – не сказать ничего. Н’Зогбия сейчас считается худшим подписанием клуба в прошлом десятилетии.

Маклиш, однако, защищает своего бывшего игрока. По его словам, перед французом поставили непосильную задачу заменить ушедших в большие клубы Эшли Янга и Стюарта Даунинга.

От Н’Зогбии и правда ждали многого. Он был флагманским подписанием «Виллы», которая редко так много тратилась, и которая даже не будет смотреть в сторону таких дорогих игроков в последующие четыре года. «Это было тяжелое время, когда плохо было всем – и клубу, и команде. Игрокам было нелегко. Да, бывало, когда я ждал от него большего, но, возможно, ему была не по душе атмосфера».

«Фанаты хотят видеть, как их кумиры выкладываются по максимуму, но Шарлю, возможно, было сложно повторить свой успех в «Уигане». В «Вилле» было много лидеров в раздевалке».

Чем меньше у него получалось, тем чаще он демонстрировал худшие стороны своего характера. Инсайдеры могут много рассказать об истериках вингера, который ненавидел критику в перерывах между матчами – если его ругали, он просто снимал футболку и отказывался выходить. В его глазах он всегда был козлом отпущения.

Габриэль Агбонлахор – пожалуй, главный приколист клуба, недавно рассказал изданию Birmingham Mail о том, как Н’Зогбия сорвался из-за ерундового розыгрыша: «В каждую пятницу мы устраивали товарищескую игру – молодые против «стариков». Победители выбирали худшего игрока соперника, который, в свою очередь, был вынужден носить желтую футболку на протяжении недели. На ней были всякие неприятные надписи вроде «ты – говно», «ты – бездарь», «ты – осел», и так далее. Мы не всегда выбирали худшего – чаше всего доставалось тому, кто острее реагировал. Так что мы выбрали Н’Зогбию, и он как с цепи сорвался. Он швырнул футболку и заорал: «Пошли вы все! Пошли все на***! Он был вне себя, а мы со смеха падали. Его было так легко раззадорить».

Можно подумать, что одноклубники были жестоки и слишком уж издевались над товарищем, который с трудом находил свою форму, однако это не так. У француза было более чем достаточно времени, чтобы себя показать. За его время в клубе сменилось и немало тренеров – Маклиш на Ламберта, тот на Шервуда и Гарда. Только последний (при этом соотечественник Н’Зогбии) не ставил его на каждый матч.

Очевидно, что что-то было не так. Когда он забил свой первый гол за команду, Н’Зогбия отказался как-то комментировать его СМИ. От него ждали улыбок, но вместо этого он просто безмолвно покинул «Уилла Парк». Очевидцы скажут, что счастливее всего он выглядел на предсезонке, когда клуб разрешил игрокам отдохнуть и расслабиться.

И ведь не сказать, что он был неприятным человеком. Н’Зогбия просто любил все делать по-своему. Кто-то говорит, что он был спокойным человеком. Другие, что он часто терялся в мыслях и всегда умудрялся смешить тех, с кем ему было комфортно общаться. В выходные чаще всего он пил только апельсиновый сок, но угощал своих спутников.

На тренировочной базе «Бадимур Хит» он чаще молчал и держался в стороне от других. Он одевался ярко, но часто казалось, что его самоуверенность была притворной.

«Он превосходно вел себя со мной. Он дарил мне бутсы и щедро одаривал на Рождество. Он всегда меня смешил и старался мне помочь», – вспоминал Льюис Кинселла.

С кем ни говори, почти все подтверждали – когда он того хотел, Н’Зогбия мог вытворять чудеса. Но в «Вилле» он никогда не чувствовал себя в своей тарелке. Ему казалось, что он заперт в клетке, и что оборонный стиль Маклиша мешал ему раскрыться. С этим согласен Эммерсон Бойс – по его мнению, в «Уигане» у него были тренеры (Брюс и Роберто Мартинес), которые придавали ему уверенности. Некоторым футболистам нужно, чтобы с ними работали индивидуально.

«Нельзя ждать, что он будет успешно играть без мяча, – считает Монтгомери. – Лучше придать ему уверенности словами «делай, что хочешь». Не обременяйте его излишними инструкциями. Покажите, что вы рады иметь такого игрока в команде и выпустите его на волю».
Но в «Вилле» было тяжело не только Н’Зогбии, но и его наставникам.

Ламберт не мог найти с ним общий язык. Шервуд добился большего, но форма вингера оставалась нестабильной. К пятому – и последнему – сезону в команде Н’Зогбия растерял скорость, свое главное оружие. Чем меньше он играл, тем хуже он становился, и тем больше он хотел уйти.

В сезоне 2015/16 ему поступило три предложения, но он ответил на них отказом, потребовав, чтобы ему выплатили вcе, что ему полагается. Последний год Шарля в клубе и вовсе был унизительным для англичан: Н’Зогбия тренировался с понедельника по пятницу, затем терял интерес к футболу и возвращался во Францию. И так постоянно. Есть те, кто утверждают, что он даже стал учиться играть на пианино в свое свободное время. Но он стабильно получал свои 64 тысячи фунтов в неделю.

Бойс до сих пор сердится, что карьера Шарля сложилась именно так. Он до сих пор помнит, когда Н’Зогбия творил чудеса, а за ним следили скауты топ-клубов Европы.

«Я зол за него. Зол, что его карьера получилась не такой, как хотелось бы. Где-то в какой-то момент что-то пошло не так. Почему-то все сорвалось. Я думаю, что он разочарован своей карьерой. Он понимает, чего должен был достичь. У него была хорошая карьера, но она могла быть намного лучше».

Текст: The Athletic
Перевод и адаптация Денис КОШЕЛЕВ
0
Автор: alvesh83Фото:

Сейчас читают

Loading...
Загрузка...
загрузка...
Кто выиграет чемпионат России 2020/21
  • Зенит
  • Локомотив
  • Краснодар
  • ЦСКА
  • Спартак
  • Сочи
  • Кто-то другой

ТОП10

Топ комментаторов в статьях и новостях (за 30 дней)