АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиДругое 12.10.2016, 16:00 2

Деньги и футбол. Трансферное безумие, или как заключались сделки в первой половине XX века

FootballHD.ru – о громких трансферах прошлого, о временах, когда у футболистов ещё не было алчных агентов.

Первым игроком, за которого заплатили более 10 тысяч фунтов, стал Дэвид Джек.

Деньги и футбол. Трансферное безумие, или как заключались сделки в первой половине XX века


Джек был уроженцем города Болтон и, поиграв для стажировки в команде, руководимой отцом, подписал контракт с любимым «Болтоном», за который в течение восьми сезонов забил порядка 150 мячей, став пять раз лучшим бомбардиром команды. Обладая изящной и креативной игровой манерой и одновременно хищническим инстинктом, Джек стал первым футболистом, забившим мяч на знаменитом стадионе «Уэмбли» – это случилось в 1923 году, – и дважды выигрывал с «Болтоном» Кубок Англии. Так бы и закончил 29-летний Дэвид свою вполне удачную карьеру, если бы на ту пору ни рыскал по Англии великий футбольный тренер Герберт Чепмэн, создававший команду мечты – лондонский «Арсенал». Наверное, Джек привлёк Чепмэна умением забивать в важнейших, а значит – в особенно напряженных матчах.

В то время британский трансферный рекорд равнялся 7 000 фунтов. И всем казалось, что это предел, что нельзя так много платить за футболиста. Чепмэн едет в Болтон к руководителям местного клуба. Те гордо заявляют, что Джек не продаётся. И указывают на дверь, повторяя предельно громко, что, мол, местные алмазы не распродаём! – ведь назавтра об это обязательно напишет вся пресса Болтона. Другой бы сказал: «Дебилы, блин!», развернулся бы и уехал, но Чепмэн знал, что надо стоять до конца.

Помните, как в «12 стульях» отец Фёдор покупал гарнитур у инженера Брунса? – нелегко было Фёдору, но он своего добился. Так и Чепмэн: он знал, что «Болтон» нуждался в деньгах и поэтому не уезжал, производя стабильное психическое давление на руководителей ланкаширского клуба – ну, точь-в-точь как отец Фёдор. Наконец, директоры «Болтона», доведённые Чепмэном до экстаза, решили назвать какую-нибудь сумму – что называется, «от балды», чтоб столичный гость отвязался и уехал к себе в столицу. Назвали 13 тысяч – почти вдвое больше действующего трансферного рекорда. Но Чепмэн не уехал. Он совершенно неожиданно согласился, только попросил оформить сделку в баре центрального отеля города.

Приехав в бар со своим ассистентом на полчаса раньше местных футбольных магнатов, Чепмэн направился прямиком к стойке и обратился к бармену, предварительно узнав его имя. «Джордж», - говорил Чепмэн, демонстративно оставляя на стойке несколько купюр для того, чтобы бармен его быстрее понял, – «К тебе будет большая просьба. Мой ассистент будет пить виски с имбирным напитком, а я – джин с тоником. К нам сейчас присоединятся наши гости, которые будут пить – что им в голову взбредёт. Так вот, я прошу тебя делать следующее: наши гости должны каждый раз получать двойную порцию того, что они закажут, не зная об этом, а наши с ассистентом напитки на самом деле не должны содержать никакого алкоголя. Естественно, всё будет оплачено».

Когда руководители «Болтона» приехали, Чепмэн, заказав всем выпивку, заговорил о делах, не связанных с футболом. Выпили за короля империи, за саму империю, друг за друга... Тостующие и тостуемые пили до дна, бармен только успевал разливать и смешивать. Теперь Чепмэн работал в стиле Геннадия Козодоева, который, как вы помните, в ресторане «Плакучая ива» спаивал Семёна Семёновича Горбункова. Выпили ещё и под дичь, и Чепмэн, увидев, что местные футбольные боссы дошли до кондиции и созрели для серьёзного разговора, заговорил о деле и сразу же стал играть на понижение (заказав очередную выпивку, разумеется). Цена трансферной сделки стала стремительно падать, остановившись в итоге на отметке 10 890 фунтов. Так трансферная стоимость футболиста впервые вышла за десять тысяч фунтов.

Джек полностью оправдал вложенные в него средства. Уже в первом сезоне он стал лучшим бомбардиром «Арсенала», а завоевав в 1930 году Кубок Англии, оказался первым футболистом в истории, выигравшим этот трофей с двумя разными клубами. Ну а затем – триумфальное шествие с «Арсеналом» в начале тридцатых годов: на счету Джека три чемпионских титула!

Деньги и футбол. Трансферное безумие, или как заключались сделки в первой половине XX века


Теперь рассмотрим ситуацию с подписанием игроков в те старые добрые времена несколько в ином аспекте. Как переманить футболиста, если максимальная зарплата везде в Англии одна и та же (на 1929 год она составляла восемь фунтов в неделю)? Какой смысл игроку съезжать со своего насиженного места, если в новом клубе его ждут те же самые деньги?

И опять наш герой – энергичный и целеустремленный тренер Герберт Чепмэн, выстраивавший команду своей мечты, находит креативное решение.

Чепмэну понадобился шотландский атакующий полузащитник Алекс Джеймс. «Престон», в котором играла звезда британского футбола, вовремя понял, что удержать его не сможет, и выставил Джеймса на трансфер с ценой в девять тысяч фунтов. На звезду претендовали такие монстры, как «Астон Вилла», «Ливерпуль» и «Манчестер Сити», но… приезжает Чепмэн, и Алекс становится игроком «Арсенала». Да ещё и цена вопроса при этом не увеличилась, а снизилась на 250 фунтов! – чисто мастер, этот Чепмэн. Не иначе, как опять под дичь заключалась сделка, а в британский эль активно подливался шотландский виски…

Ну а теперь – о креативном подходе к подписанию личного контракта. Максимальная зарплата в клубе – это понятно. Но этого мало. Чепмэн находит Джеймсу дополнительную работу, о которой «Арсенал» договаривается со знаменитым магазином на Оксфорд стрит – «Селфриджиз». «Селфриджиз», специализирующийся на продаже одежды и обуви, а также являющийся и сегодня одним из крупнейших магазинов Британии, согласился использовать Джеймса для демонстрации спортивного оборудования, выплачивая ему за это 250 фунтов в год. Кроме того, с Джеймсом заключает контракт (по рекомендации Чепмэна) столичное издание «Лондон Ивнинг Ньюз» – его именем отныне называлась колонка, за каждый выход которой, раз в неделю, Джеймс получал 3 фунта.

В итоге на круг получилась вполне убедительная сумма. С «Арсеналом» Алекс Джеймс завоюет четыре чемпионских титула и два Кубка.
И последнее (и возможно – главное) на сегодня о Чепмэне. В чем принципиальное отличие великого английского тренера-менеджера от нынешних специалистов и агентов? Осуществляя трансферные сделки, Герберт Чепмэн НЕ ОБОГАЩАЛСЯ на личном уровне. Он не пилил бюджет клуба и не жаждал отката от сделок. Его вполне устраивала его зарплата в клубе. И у него была мечта, не связанная с приобретением дорогих яхт, самых престижных машин и вилл на побережье. Он хотел создать лучшую команду в мире и своего добился.

Деньги и футбол. Трансферное безумие, или как заключались сделки в первой половине XX века


Ну а теперь – как менялась максимальная заработная плата футболистов в первой половине ХХ века.

По окончании первой мировой войны – 10 фунтов в неделю.

В 1920 году Управляющий Комитет Футбольной Лиги снижает планку до 9 фунтов. Футболисты угрожают бессрочной забастовкой, но в последний момент выходят из очередного профсоюза.

В 1921 году планка снижается до 8 фунтов.

Покупательная способность фунта и индекс цен увеличился с того времени по 2011 год примерно в 50 раз. Килограмм сыра «Чеддер» стоил в 1923 году 17 пенсов, а в 2011 году чуть более 5 с половиной фунтов. Таким образом, в ценах 2011 года, а это практически уже самые, что ни на есть, наши дни, лучшие футболисты 1921 -1945 годов получали бы около 2 тысяч фунтов в месяц. Представляете выражение лица супруги Уэйна Руни, если бы их семейный бюджет составлял сегодня две тысячи фунтов в месяц? Про Александра Кокорина давайте в этот раз уже не будем…

В 1945 году, по окончании второй мировой войны новая фаза изменений зарплатной максимальной планки начинается с 7 фунтов. Но уже через два года максимальная недельная заработная плата устанавливается в 12 фунтов, и вводится, наоборот – минимальная плата для футболистов старше двадцати лет: 7 фунтов.

В 1951 году максимальная зарплатная планка составляет 14 фунтов в неделю. В 1953 году – 15 фунтов, в 1957 году – 17 фунтов и, наконец, в 1958 году – 20 фунтов.

Теперь профсоюз футболистов – а профсоюзы всякий раз возрождались заново, периодически меняя названия – требовал повысить планку, мотивируя следующим: перед Второй мировой войной, в 1939 году, максимальная недельная планка в 8 фунтов соответствовала удвоенной средней заработной плате в промышленности. Но к 1960 году средняя заработная плата в промышленности была уже 15 фунтов, тогда как футболист мог получить в неделю не более 20 фунтов. То есть, пропорция изменилась отнюдь не в пользу футболистов.
Можно сказать, что к 1960 году английский футболист получал чуть больше квалифицированного хорошо оплачиваемого рабочего.

Именно это и привело в Англии к угрозе глобальной забастовки и вынужденному выпусканию денежного джина из бутылки, но об этом уже в другой раз…
+10
Автор: Сергей СуринФото: The Guardian, goal.com