АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиДругое 22.09.2016, 13:00 2

Деньги и футбол. Первый национальный чемпионат в мире, как дорога в «большой бизнес»

Сергей Сурин – об отце-основателе первой в мире футбольной Лиги, которая ныне известна всем как Английская Премьер-Лига.

В пятой статье нашего историко-экономического сериала мы поговорим о ключевом моменте прихода денег в футбол, который мы перескочили, устремившись сразу же к первой зарплатной планке. Теперь, сделав два шага вперёд, необходимо сделать шаг назад. Но сначала, как ещё говорил Ульянов-Ленин – о текущем моменте.

Анализируя тему «Футбол и деньги», нельзя пройти мимо психологической деформации футболистов, вызываемой резким повышением их материального благосостояния. Большие деньги слишком уж часто травмируют психику человеку, к таким подаркам судьбы не подготовленного, и эта травма может быть опаснее повреждения ахиллесова сухожилия или, там, голени.

Не вдаваясь сейчас в детали, скажу, что для психического равновесия человека важна система противовесов. Будущих китайских чиновников, обучающихся в академии государственной службы, приводят в обязательном порядке (согласно учебному плану) в тюрьму, где сидят приговорённые к смертной казни действующие чиновники – отработавшие своё. А приговорили их, разумеется, за коррупцию. Это очень хороший противовес желанию обогатиться за счёт бюджета. Заставляет задуматься, включает мозг, бодрит сознание… Так вот: на этой неделе Жозе Моуринью придумал неплохой психологический противовес для своих состоятельных подопечных: проигравшие третий матч подряд футболисты «Манчестера Юнайтед» должны были добираться домой из Уотфорда (а это 300 километров) на общественном транспорте (электричке) как простые смертные со средним по стране окладом. Конечно, путешествие на электричке бодрит не так сильно, как посещение тюрем будущими чиновниками, но встряхнуть от умиротворения вполне себе может. Обидно, что наши тренеры не подхватывают современные инновации. Проиграл – до дома на велосипеде. В любую погоду. И ничего, что далеко и ветер. Зато выйдешь на игру злым и голодным…

Деньги и футбол. Первый национальный чемпионат в мире, как дорога в «большой бизнес»


А теперь вернёмся к истории денег в футболе. Итак, мы уже дошли до 1901 года, когда было принято первое ограничение заработных плат футболистов (четыре фунта в неделю). Но ещё раньше произошло другое, гораздо более судьбоносное событие – для футбола в целом и для его коммерческой составляющей в частности или даже прежде всего. Сама по себе легализация профессионализма ещё не сделала футбол стабильным бизнесом. Футбольные клубы играли раз в месяц на Кубок Футбольной Ассоциации, время от времени проводили товарищеские матчи, ну и тренировались усердно. Но всё это воспринималось скорее как забава, пусть даже с профессиональными актёрами. Зачем же тогда было в 1901 году ограничивать рост заработной платы? Откуда взялся этот самый рост? С чего заработным платам было расти?

В 1870 году, когда унифицированному футболу шёл восьмой год, в Бирмингем приезжает шотландский бизнесмен Уильям Макгрегор. Обосновавшись в окрестностях индустриального города, Макгрегор открывает мануфактурный магазин (который вскоре станет местом сбора футбольных болельщиков, ведь Макгрегор одним из первых в Британии будет продавать футболки с клубной символикой), начинает болеть за местную не очень известную команду и проявляет заметную активность в организацию её поступательного развития. Уильям был крайне энергичным человеком, и если уж он загорался каким-либо делом, то это был настоящий пожар.

А тем временем в 1874 году в Бирмингеме создаётся новый клуб – «Астон Вилла». Три года члены нового клуба искали себе паровоз, к которому можно было бы прицепиться, и наконец – нашли Макгрегора: его официально приглашают в руководящий совет «Виллы». Макгрегор оценивает ситуацию – клуб играет недалеко от его магазина, членов клуба Уильям неоднократно встречал в местной методистской церкви (заметьте – не в ночном клубе, а в церкви, это несколько другое), и, кроме того, в составе команды стабильно наращивается шотландская диаспора (с земляками всегда можно, когда взгрустнется, одеться в клетчатые юбки, выпить пива и затянуть шотландскую застольную – for auld lang syne, my dear…). Уильям соглашается.

Деньги и футбол. Первый национальный чемпионат в мире, как дорога в «большой бизнес»


И его немедленно назначают администратором клуба (по-нашему – исполнительным директором), хотя правильнее было бы его должность в тот момент назвать кризисным менеджером: клуб испытывает финансовые трудности, причём так сильно испытывает, что приставы начинают арестовывать имущество, – Макгрегор тут же предоставляет свои магазинные площади для хранения имеющихся активов, отбивается от органов правосудия и начинает наводить порядок в деятельности клуба. Ситуация нормализуется. В 1880 году «Вилла» выигрывает первый приз – кубок Бирмингема, после чего Макгрегору только одна дорога – в президенты «Астон Виллы». Клуб развивается бешеными темпами, благодаря управленческому таланту Уильяма. Результат не заставил себя долго ждать: в 1887 году «Астон Вилла», первая из своего региона, выигрывает Кубок английской Футбольной Ассоциации, победив в финале «Вест Бромвич»!

В 1885 году на знаменитом заседании Футбольной Ассоциации, посвящённом возможности легализации профессионализма в футболе, Макгрегор одним из немногих честно признаётся (сказались посещения методистской церкви), что он всё равно уже давно платит своим игрокам. Заседание, как вы помните, заканчивается официальным признанием профессионального футбола.

Итак, деньги выплачивать игрокам можно (с определённым условием, о котором уже говорилось). А откуда их взять? Матчей, на которых стадион заполнялся бы под завязку – было совсем немного. На товарищеские матчи и местные турниры люди шли не самыми большими толпами – и их можно было понять. Впрочем, можно было понять и раздражение Макгрегора, который любил размах и масштаб в своём деле, – ведь даже и эти самые, товарищеские матчи стали сплошь и рядом отменяться из-за того, что соперник внезапно находил более выгодный для себя вариант проведения субботней игры. А футболисты-то при любом раскладе рассчитывали на еженедельную зарплату – у некоторых другой работы просто не было...

Надо было что-то придумывать – и после того, как в начале 1888 года пять суббот подряд матчи с участием «Астон Виллы» отменялись, – Макгрегор придумал. 2-го марта раздосадованный Уильям пишет письма-воззвания (это было второе знаменитое письменное обращение в истории футбола, первое, как вы помните, в 1863 году составил Эбенезер Морли – о необходимости создания унифицированных правил) и адресует их «Блэкберн Роверсу», «Болтону», «Вест Бромвичу», «Престону» и, конечно же, совету директоров своего клуба.

Деньги и футбол. Первый национальный чемпионат в мире, как дорога в «большой бизнес»


″...- Доколе так будет продолжаться? Матчи отменяются, болельщики в унынии, денег на зарплаты футболистам не хватает. Давайте создадим Лигу из 10-12 лучших английских команд – в этом соревновании количество игр будет чётко фиксировано, каждая команда встретится с каждым из соперников дважды – один раз у себя дома, другой раз в гостях. Нечто похожее делают в чемпионате нашего графства по крикету. Чем мы хуже? Предлагаю 23 марта встретиться для обсуждения деталей нового соревнования в Лондоне…...″

Представители десяти клубов съезжаются на встречу в Лондоне. Южные клубы ретировались, остальные, обсудив тему по существу, договорились встретиться ещё раз в Манчестере. И встретились – 17 апреля, чтобы обсудить детали будущего турнира, который после продолжительных дебатов назвали – «Футбольная Лига». Президентом новой Лиги был, естественно, избран сам инициатор турнира. Интересно, что на этой встрече Макгрегор настаивал на том, что от одного города может выступать только одна команда. Хотел убрать конкурента в Бирмингеме или думал масштабно – о сокращении числа потасовок в английских городах?

Новый турнир полностью оправдал себя: обороты клубов резко возросли. В руководимой Макгрегором «Астон Вилле» с 1889 по 1899 год доходы увеличились в шесть раз! А с учётом того, что Футбольная Ассоциация Англии установила зарплатную планку для футболистов (не более 4 фунтов в неделю), – на счетах клубах появились свободные денежные средства, которые были потрачены на строительство новых вместительных стадионов. Так бывает – свободные средства были не украдены, не переведены какой-нибудь мадагаскарской фирме за мифические услуги, а направлены на развитие инфраструктуры футбола. Футбол стал стабильным бизнесом, как того и хотел Уильям Макгрегор. При этом – внимание: сам апостол Макгрегор не считал возможным богатеть за счёт прибыльной игры. Вместо того, чтобы скупать дорогую недвижимость, роскошные автомобили и комфортабельные яхты, Макгрегор бросил все свои силы на создание равномерной распределительной системы в Футбольной Лиге во избежание доминирования состоятельных клубов над бедными. И надо сказать, что доходы клубов от посещения матчей до 1980-х годов действительно распределялись более или менее равномерно среди всех участников Лиги. Макгрегор, кстати, был и против трансферной системы, предполагая, что трансферы будут раздувать инфляцию в футбольном бизнесе, и когда-нибудь он может просто лопнуть.

Такой вот это был человек. Кроме всего прочего, Макгрегор изобрёл до боли знакомую нам турнирную таблицу, по крайней мере – именно он, будучи ещё и журналистом, стал первым публиковать таблицу чемпионата Футбольной Лиги в прессе.

Деньги и футбол. Первый национальный чемпионат в мире, как дорога в «большой бизнес»


Подведём итоги: два Уильяма открыли шлюзы для проникновения денег в футбол. Уильям Саделл «пробил» легализацию профессионализма в футболе, а Уильям Макгрегор открыл золотую жилу, организовав первую в истории Футбольную Лигу – постоянное соревнование, сделавшее доходы клубов значительными и стабильными. Можно сказать, что два Уильяма – это два источника и две составные части превращения футбола в бизнес. И тем не менее, язык не поворачивается причислить этих в высшей степени достойных людей к Темным Силам: каждый из них был абсолютно честен и бескорыстен, – они не обогащались на футболе. Каждый искренне хотел, чтобы игра в мяч ногами развивалась и покоряла новые горизонты. Ни Саделл, ни Макгрегор и в страшном сне не могли себе представить, что через сто с небольшим лет Поль Погба перейдёт в «Юнайтед» за 105 миллионов евро, а зарплата Александра Кокорина в двести раз превысит заработную плату квалифицированного российского ремесленника…

Оба они – и Саделл, и Макгрегор, были джедаями-романтиками.

Но алчные ситхи уже кружили над футбольными полями, выжидая момент – когда вступить в игру.
+7
Автор: Сергей СуринФото: Goal.com, independent.co.uk