АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиДругое 29.04.2016, 20:00 3

Гол, кипер! Великий Датчанин, оставивший яркий след в истории футбола

Олег Лыткин вспоминает основные вехи спортивной карьеры легендарного датского голкипера Петера Шмейхеля. Он же Высокий блондин, он же Маэстро Шмайкс.

Не совсем датчанин. На половину, по материнской линии. По отцовской же Петер считается поляком, ибо отец великого вратаря перебрался в Данию из Польши. О польских корнях свидетельствует и второе имя – Болеслав, данное мальчику, родившемуся 18 ноября 1963 года в датском городке Гладсаксе. Но если уж совсем точным, то предки Высокого блондина по отцовской линии – немцы, польские фольксдойче. Так что Петер может считаться соплеменником Мирославу Клозе.

Да и фамилия Шмейхель употребляется лишь на одной шестой части земного шара. Чаще знаменитого вратаря называют Шмайхелем, на немецкий манер. Но он не Шмейхель и не Шмайхель. Пятнадцать с половиной лет назад, я, будучи корреспондентом «Советского спорта», имел возможность достаточно плотно пообщаться с Петером, приехавшим в Москву на матч Лиги чемпионов в составе лиссабонского «Спортинга». И естественно я спросил, как же правильно звучит фамилия знаменитого датского вратаря. Оказывается, он Шмайкель, информация из первых уст. Но сам Петер уже привык, что его фамилию искажают, и не обижается. Вот и у нас он стал Шмейхелем с самого первого визита в нашу страну летом 1985 и остался им навсегда. Равно, как мы по привычке называем Шмейхелем и вратаря «Лестера» Каспера Шмайкеля, сына великого датского вратаря.

Гол, кипер! Великий Датчанин, оставивший яркий след в истории футбола


Но вот по слову Большой возражений точно быть не должно. Петер - огромен. Широченные плечи, огромные ручищи, гигантские ладони. Он никогда не был худым, скорее наоборот. Но внушительные габариты не мешали Шмейхелю быть подвижным и прыгучим. Он с лёгкостью отрывал своё тело внушительных размеров от земли и летел в угол за мячом. Вот только удары низом, особенно между ног всегда терпеть не мог, что в юности, что на излёте вратарской карьеры.



Был ли он безупречен? Да какое там. Шмейхель мог пропустить 11 мячей в двух матчах – сначала пять от «Ньюкасла», потом шесть от «Саутгемптона». И далеко не все эти мячи были сложными. Мог не пойти на перехват, мог зевнуть дальний удар. «Спартак» в уже упомянутом розыгрыше Лиги чемпионов довольно легко отгрузил Шмайксу три мяча в «Лужниках» и три в Лиссабоне. Даже в своём самом знаменитом матче – финале Лиги чемпионов-99 Петер не справился с не самым сложным ударом Марио Баслера, чем поставил «Манчестер Юнайтед» в положение отыгрывающегося. Некогда очень популярный рекламный ролик с участием Шмейхеля и его товарищей по «Манчестер Юнайтед» – «пошутил я» – появился не просто так. Пошутить Шмайкс умел. Но умел и исправлять свои ошибки, вытаскивать матчи в одиночку, переписывать неблагоприятный сценарий встречи. Мог потащить какой-то невероятной сложности удар, отбить мяч, вскочить и сразу же отразить повторный. Если дела в матче шли плохо, но оставалась соломинка, то в конце встречи Петер шёл в чужую штрафную. Мог забить сам – наш «Ротор» от него пострадал. Или просто своим видом напугать чужих защитников. Как это было в том знаменитом финалище – примчался в штрафную «Баварию», отвлёк на себя оборону, чем помог Оле-Гуннару Сольскьяеру сравнять счёт.

Гол, кипер! Великий Датчанин, оставивший яркий след в истории футбола


Петер мог и не стать футболистом. В его жизни был ещё и гандбол. Но ручной мяч не угрожал карьере молодого игрока. А вот музыка… Петер играл на гитаре в рок-группе и в какой-то момент колебался, чему же себя посвятить. Тем более, что музыкантом он был многообещающим. Владел не только гитарой, мог и за ударную установкой посидеть. Но больше всего Шмейхель любил (наверное и до сих пор любит) клавишные. Причём не электронный синтезатор, а механическое пианино.

″...– Обожаю пианино. Самый демократический инструмент, на котором можно сыграть, что угодно – от классики до рока. Став футболистом, я любил сесть за пианино и поиграть Эдварда Грига. Так я снимал стресс, - вспоминает Петер....″

Но в ходе нелёгкой борьбы футбол взял верх. Петер оказался в клубе «Хвидовре». Сначала играл в поле – перепробовал все позиции, особенно любил играть в атаке. Даже футболку с одиннадцатым номером носил. Но потом сменил футболку на свитер, убрал одну единичку и обосновался в воротах. Вратарское ремесло оказалось ближе. Хотя бывали случаи, что Петер Болеслав вспоминал было и играл в атаке, причём неплохо – забивал.

″...– Вратарь, как клоун в цирке, должен уметь делать всё, что и другие артисты, только лучше....″

«Хвидобре» с молодым Петером заметно прибавил, но из одёжек родного клуба Шмейхель довольно быстро вырос. Чемпионат Дании был (впрочем почему был?) весьма невысокого уровня, но с отъездом за рубеж Высокий блондин не спешил. Предпочёл перейти в «Брондбю», сильнейший на то время и наиболее профессиональный клуб на полуострове Ютландия. Но перед тем Петер немало поиграл за молодёжку – в её составе он и приезжал в Москву, где его «сделали Шмейхелем», и дебютировал в первой сборной страны. Сыграл с греками, получил пять штук, после чего тренер датчан Зепп Пионтек сделал вывод – рановато Шмайксу в главную команду страны. Сборная Дании к тому времени вылезла если не в князи, то около этого, взяла бронзовые медали Чемпионата Европы-84. С вратарями у Пионтека была беда, что Оле Квист, что Оле Кьяер, что Ларс Хёг, что Трулс Расмуссен… Если б всех четверых поставить в ворота одновременно. Пионтек не был слепцом, он разглядел в блондинчике талант. Но не торопился. Например, на Чемпионат Европы 1988 года Петер поехал дублёром Расмуссена. Но после того, как Трулс начудил в стартовой матче с испанцами, Пионтек решился. С тех пор Шмейхель защищал ворота датчан полтора десятка лет, лишь изредка уступая заветное место дублёрам, чаще всего Могенсу Крогу – тоже высокому и плечистому блондину. К Чемпионату Европы-88 Петер Болеслав успел выиграть чемпионат и Кубок Дании, а также имел шанс уехать в Англию – в старый первый дивизион, ибо Премьер-Лиги ещё не было. Его звали в «Ньюкасл», но не срослось. Поэтому Шмайкс ещё долго играл за «Брондбю», и нельзя сказать, что он там томился. Ранней весной 1991 он во второй раз посетил Москву в ответной встрече 1/4 финала Кубка УЕФА. «Торпедо» победило 1:0 за счёт гола-красавца Олега Ширинбекова, но для выявления победителя понадобились пенальти. Тут то и сказал своё твёрдое слово датский вратарь.



Неизвестно, знал ли Петер, что за ним пристально наблюдает Алекс Фергюсон, но следующим летом Шмейхеля купил «Манчестер Юнайтед». Стремительно прогрессирующему клубу был нужен вратарь, ибо со своим старым гвардейцем Джимом Лейтоном Ферги побил горшки, а Лес Сили и Гари Уолш, при всём уважении к ним, для больших свершений не подходили. «Красные дьяволы» пошли на риск – заплатили немалые по тем времена 800 тысяч фунтов за легионера (при ещё действующем лимите). Но риск оказался оправдан – Шмейхель решил проблему на последнем рубеже на долгие восемь лет. За это время «Манчестер Юнайтед» оформился как суперклуб – пять чемпионских титулов, три Кубка Англии, Кубок Лиги, четыре таких мелочи, как Чэрити Шилд, Суперкубок Европы и как венец всего и вся – победа в Лиге чемпионов в 1999 голу. Все эти вершины были покорены при самом непосредственном участии Большого датчанина. Имея такую стену в воротах, Алекс Фергюсон мог проводить всевозможные эксперименты с составом.

Гол, кипер! Великий Датчанин, оставивший яркий след в истории футбола


Сборная Дании с Петером в воротах добилась наивысшего успеха – стала чемпионом Европы 1992 года. Датчане не должны были играть на то турнире, УЕФА по политическим мотивам сняло с розыгрыша сборную Югославии. Но эта вопиющая несправедливость нисколько не умаляет заслуг собранной наспех Рихардом Мёллером-Нильсеном команды. Сборная Дании кристаллизовалась вокруг двух главных звёзд – Петера Шмейхеля и Бриана Лаудрупа. Именно уверенная игра вратаря позволила датчанам поверить в себя и сорвать большой куш. С тех пор сборная Дании не добивалась ничего серьёзного, но её вратарь котировался по-прежнему высоко. Шмайкс дважды признавался лучшим вратарём мира и четырежды становился лучшим на континенте.

– Я работал с Петером восемь лет, и с удовольствием поработал бы ещё столько же, - ой лукавил Алекс Фергюсон, лукавил. Отношения великого тренера и вратаря испортились довольно быстро – через четыре года пребывания Шмейхеля на «Олд Траффорд». Однажды тренер вспылил, вратарь не полез за словом в карман. Потом последовали взаимные извинения в тиле «Был неправ. Вспылил». Конфликт был заморожен. Но когда в 1999 году настала пора продлевать контракт с Петером, никто иной, как Фергюсон наложил вето. На финалище в Барселоне Петер выходил зная, что это его последняя игра в свитере с чёртиком на груди. Тем не менее, он отработал на совесть, более того, если б не рейд Шмайкса к чужим воротам, праздновала бы «Бавария». Кстати, после той выдающейся игры Алекс Фергюсон был удостоен рыцарского звания и стал сэром Александром. И кто знает, было б это возможно без Петера.



Отвергнутый «МЮ» Петер уехал в Лиссабон, где помог «Спортингу» в кои-то веки стать чемпионом. А вот оставшийся без Шмайкса «Юнайтед» долго мучился с вратарями, прежде чем нашёл Эдвина ванн дер Сара. Которому на момент появления на «Олд Траффорд» шёл 36-й год, столько же было списанному за старость Петеру. Но и Шмейхель после расставания с Манчестером как-то сдал. Погрузнел, стал менее поворотливым и азартным. Во время матчей со «Спартаком» чувствовалось, что Португалия – не его страна. Отслужив в «Спортинге» два года, как срочную, Шмейхель вернулся в Английскую Премьер-Лигу – сначала в «Астон Виллу», там то он наконец то забил с игры в матчах Премьер-Лиги. Но играть в «Вилле» после «Юнайтед»…. Он вернулся в Манчестер, причём демонстративно в «Сити», дав понять «Юнайтед», что не забыл и не простил. Наверное, бросок увесистого камня в соседний огород и был главным смыслом этого перехода, хотя нельзя не отметить, что в воротах горожан» Шмайкс смотрелся убедительнее своего ровесника, другого великого вратаря Дэвида Симэна. В неполные сорок Петер Болеслав зачехлил перчатки.

Гол, кипер! Великий Датчанин, оставивший яркий след в истории футбола


В нашей стране Петер провёл пять матчей в качестве действующего вратаря. Про первый визит я уже писал – в 1985 он защищал ворота датской молодёжки. Наши тогда победили 2:0. Успели вы вспомнить и второй визит – в марте 1991. Тогда «Торпедо» обыграло «Брондбю» 1:0, но тот же счёт, только в пользу датчан, был внесён в итоговый протокол первой встречи. Серию пенальти выиграл Шмейхель. Но через полтора года, уже в сентябре 1992 Шмайкс и его новый клуб «Манчестер Юнайтед» покидал Москву на щите. В серии пенальти «Торпедо» превзошло англичан, взяв у Высокого Блондина личный реванш. «Красные дьяволы» завершили европейскую кампанию, едва начав – в 1/32 финала Кубка УЕФА. И четвёртое свидания с российскими клубами не принесло ничего хорошего. Даже гол Шмейхеля в ворота «Ротора» не спас – он только помог «МЮ» избежать домашнего поражения от «Ротора» – 2:2. А двумя неделями раньше в Волгограде была нулевая ничья. И попытка номер пять – 2000-й год «Спартак» - «Спортинг»: 3:1 и 3:0. Как не парадоксально, но величайший вратарь девяностых был «нашим клиентом».

Завершив карьеру, Петер выращивал свиней на собственной ферме, работал на телевидение, иногда участвовал в передачах не связанных с футболом. Воспитал достойного сына. Каспер, очень похожий на своего великого отца, не сразу определился со своим местом на поле, потом долго искал команду, оставаясь «сыном товарища Милосердова». Но после нескольких сезонов работы на тренировках, воспитанник «Манчестер Сити» стал самодостаточной фигурой. Сегодня Шмейхель-младший – не только первый номер сборной Дании, но и основной вратарь «Лестера», без пяти минут чемпион Англии. Возможен ли был взлёт «лисиц» без сильного голкипера? Ответ лежит на поверхности.

Гол, кипер! Великий Датчанин, оставивший яркий след в истории футбола


Старший Шмейхель летом порывался возглавить «Лестер», когда из клуба ушли Найджела Пирсона. Но руководство предпочло Клаудио Раньери, о чём никто не сожалеет. В том числе Петер. Большой датчанин отчаянно болеет за команду сына, и борется с несправедливостью. Совсем недавно он обрушился на судью, удалившего Джейми Варди.

Во время нашей беседы шестнадцатилетней давности Петер поведал ещё об одной мечте.

″...– Когда-нибудь я выйду к публике в черном фраке, сяду за рояль и исполню свою любимую мелодию – «Песню Сольвейг» Грига. А зал будет сидеть и слушать. Тихо и молча. ...″

Пока что это мечта не материализовалась. Может быть, Шмейхель-старший сядет за рояль по случаю победы «Лестера» в Премьер-Лиге? Как бы ему напомнить?


+13
Автор: Олег ЛыткинФото: Goal.com, eurosport.com