АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиДругое 13.03.2016, 16:00 2

Не сосчитать его ужимок. «Заводная обезьяна» от шведского футбола

Весёлый вратарь Томас Равелли радовал своих болельщиков и выводил из себя соперников.

Томас Равелли был из самых известных зарубежных вратарей в Советском Союзе. Наша сборная нередко играла со шведами в товарищеских матчах и различных турнирах, и начиная с 1982 года ворота скандинавов защищал улыбчивый и круглолицый парень с итальянской фамилией. Нередко в обороне сборной Швеции трудился футболист, очень похожий на их вратаря – брат-близнец Томаса Андреас Равелли.

Не сосчитать его ужимок. «Заводная обезьяна» от шведского футбола


Шли годы. Улыбка Томаса становилась всё шире, а количество волос на голове – всё меньше. Менялись партнёры. Но Равелли был всё так же надёжен и эффектен. Он прыгал в ноги соперникам, вытаскивал мячи в головокружительных прыжках, спасал в тяжелейших ситуациях. Но всякий раз, даже при выполнении сложнейшего приёма или после травмы он улыбался. Это была не ехидная усмешка и не вымученный показ зубов. Улыбка доброго, открытого человека. Он показывал, что ему всё по силам, всё легко и просто. Свою же работу Равелли просто уважал.

″...– Особенность нашей вратарской профессии такова, что бьющий находится в заведомо выигрышном положении. Теоретически каждый удар по воротам должен заканчиваться голом. И заканчивался, если б не человеческий фактор. Я всегда показывал сопернику, что не боюсь его, что это я, а не он, хозяин положения. А моя улыбка – лучшее тому подтверждение. Мой вид победителя заставлял нападающего усомниться в успехе, а стало быть преимущество форварда начинало стремиться к нулю....″

Венцом карьеры шведа стал ЧМ-94, где немолодой, облысевший дядя в воротах сборной Швеции поражал своим оптимизмом и своей уверенностью, которые довольно быстро переходили партнёрам. Равелли не боялся ни бразильцев в обеих встречах, ни нашей сборной. Ни прочих оппонентов. При том, что мастерства и опыта у Томаса было предостаточно. В четвертьфинале с румынам в первую очередь он решил исход противостояния, взяв два 11-метровых. В том числе и от такого специалиста по ударам с точки, как Миодраг Белодедич. Перед каждым ударом, он смеялся, корчил смешные гримасы, раскачивался, как маятник. И дрогнула нога Белодедича…



″...– Я очень переживал по поводу голов Флорина Радучою, первый из которых он провёл за минуту до конца основного времени. Вроде бы не виноват был, а всё равно. В той игре я немало ошибался. Поэтому, если бы мы проиграли, то корил бы себя. Выиграть серию пенальти было для меня делом чести, - вспоминал потом Томас. ...″

В той игре по его воротам был нанесён 21 удар плюс шесть послематчевых пенальти. Шведы, оставшиеся в меньшинстве, не удержали победу в основное время, сумели выкрутиться в дополнительной тридцатиминутке, а в серии, начавшейся с промаха Хокана Мильда, Равелли взял удары Дана Петреску и Миодрага Белодедича.

Из всех матчей с участием Равелли, которые мне доводилось видеть, беспомощным швед предстал только однажды – во встрече Лиги чемпионов против «Милана». В той самой, где Марко ван Бастен положил в ворота «Гётеборга» четыре мяча. Вроде бы ошибок со стороны шведа не было – даже пенальти едва не взял, но почти все удары Марко достигли цели.



″...– Я долго готовился к матчу на «Сан-Сиро», прокручивал кассеты с ударами ван Бастена. Всё напрасно. Он гений. Большие трудности мне только доставлял мой брат Андреас....″

Томас пошутил, конечно. Брат-близнец Андреас был защитником. Хорошим защитником, входил в сборную. Но забивал чаще в свои ворота, на страже которых стоял Томас. Три или четыре раза знаменитый шведский вратарь страдал от своей точной копии.

Итальянская фамилия братьев Равелли свидетельствует в пользу того, что они не совсем шведы. Родились близнецы уже в Швеции, в городе Вёкше, куда их родители перебрались из разорённой войной Австрии и устроились в местную больницу. Отец Томаса и Андреаса, в свою очередь, родом из Италии, отсюда и фамилия. Но в семье говорили по-немецки.

Не сосчитать его ужимок. «Заводная обезьяна» от шведского футбола


Томас и Андреас были похожи, как две капли воды. Но характер у ребят был разным. Аккуратный, по-немецки педантичный Андреас и задумчивый, озорной, по-итальянски эмоциональный Томас. Парней не заинтересовали ни популярный в Швеции хоккей, ни лыжные дисциплины. Футбол и только футбол. Тем более, что клуб из Вёкше «Эстер» считался одним из сильнейших в Швеции конца семидесятых. В 1978 году два восемнадцатилетних футболиста были зачислены в команду. Андреас сразу стал игроком основного состава, а вот Томасу пришлось осваивать скамейку запасных. Ворота были заняты Ёраном Хадбергом, вторым вратарём сборной Швеции. «Эстер» стал чемпионом, Андреас ликовал, а Томас чувствовал себя чужим на этом празднике, не сыграв ни одной встречи. Но уже в следующем году в основе выходили два Равелли, а начиная с восьмидесятого года Томас прочно обосновался в воротах «Востока» - так переводится со шведского «Эстер». И с братьями Равелли клуб из Вёкше взял ещё два чемпионских титула в 1980 и 1981 годах.

В 1981 оба брата получили приглашение в сборную Швеции, которая переживала смену поколений. Закончил играть за национальную команду её многолетний страж ворот, участник трёх чемпионатов мира Ронни Хельстрём, сошёл вытесненный Равелли Ёран Хадберг, а Ян Мёллер из «Мальмё» как-то неуверенно чувствовал себя в роли основного. Например, весной восьмидесятого сборная СССР без особых затруднений забила скандинавам пять мячей – все Мёллеру. Через два года в товарняке играл Равелли, и тот матч завершился вничью 1:1. Почувствуйте разницу. Томас защищал ворота шведов добрых шестнадцать лет, установив рекорд – 143 встречи за национальную команду. Лишь недавно Андерс Свеннсон перекрыл это достижение. Был момент, когда в отношениях вратаря и шведской сборной наступило некое охлаждение. В 1990 году шведы после 12-летнего перерыва пробились в финальную стадию Чемпионата Мира. Незадолго до отъезда в Италию Томас весьма эмоционально поговорил с главным тренером Улле Нурдином, что стоило ему первого номера. Только номера, ибо все три матча скандинавы провели с Равелли в воротах. Томас тогда носил свитер с двумя двойками на спине.

Не сосчитать его ужимок. «Заводная обезьяна» от шведского футбола


На свой первый мундиаль Равелли поехал без своего брата-близнеца и в качестве футболиста «Гётеборга». Во второй половине восьмидесятых «Эстер» стал постепенно приходить в негодность, и даже близнецы не смогли спасти «Восток» от вылета из элиты осенью восемьдесят восьмого. И тут Томаса и Андреаса позвал к себе «Гётеборг», к тому времени дважды выигрывавший Кубок УЕФА – в 1982 и 1987 с другим Томасом в воротах – Вернерссоном. Выиграв свой второй европейский трофей Вернерссон ушёл на пенсию. Норвежец Эрик Торстведт, заменивший ветерана, был хорош, даже слишком, после первого гётеборгского сезона получил приглашение от английского «Тоттенхэма». Снова «ангелам» пришлось решать проблему вратаря, вот и подвернулся Томас Равелли. Андреаса взяли, как оказалось, в нагрузку к брату. Он отыграл сезон, огорчил брата-близнеца и отправился доигрывать в менее именитые клубы. Томаса же ждала прекрасная карьера на «Уллеви». Девять славных лет, вместившие в себя шесть чемпионских титулов и Кубок страны. Кстати, выигрышу Кубка Томас был особенно рад – ему долго не удавалось овладеть трофеем. Два раза играл в финала и оба раза неудачно. И наконец с третьей попытки он завоевал Кубок, после чего устроил какой-то безумный танец в кругу товарищей по команде.

Начало девяностых – ренессанс шведской сборной, связанный в первую очередь с двумя тёзками – тренером Томми Свенссоном и вратарём Томасом Равелли. Первый собрал в команду всех талантливых футболистов страны, второй, как было, сказано выше, внушил своим молодым товарищам, что они могут многое. И много раз демонстрировал личным примером, что шведы сильны не только в хоккее. В 1992 шведская сборная взяла бронзу на домашнем Чемпионате Европы – уступить немцам в равной борьбе в полуфинале вовсе не зазорно. Через два года северяне стали главным украшением Чемпионата Мира, подарив миру созвездие ярких игроков. Мудрый и при этом вечно молодой Равелли по праву считался одним из лучших вратарей того времени. Несколько раз номинировался ФИФА на звание лучшего, но вершину так и не покорил. Правда, вторым становился, третьим тоже. Каждый год Томаса куда-то приглашали – в Англию, Германию, Испанию. И всякий раз он никак не мог отважиться на переход. Лишь 1998 году, 38-летний швед решился поиграть за границей – и уехал аж в Америку. Провёл сезон под жарким солнышком Флориды в «Тампа-Бэй Мьютини» и вернулся к истокам – свой последний сезон Равелли отыграл в «Эстере». Встретил сорокалетие и всё.

Не сосчитать его ужимок. «Заводная обезьяна» от шведского футбола


После ухода из футбола Томас ведёт яркую, насыщенную жизнь. Воспитывает сына и двух дочек. Он нередко ведёт разные шоу, имеет свой собственный магазин одежды, где продают модели придуманные им самим. Знаменитый вратарь по-прежнему обожает поэзию. Но и про футбол не забывает. Выходит на поле в матчах ветеранов и часто выступает в роли эксперта. Каждое появление Томаса на улицах Гётеборга сравнимо с походом льва Бонифация с сачком за рыбкой. Его узнают все, даже те, кто никогда не видел знаменитого шутника на футбольном поле. Подходят, жмут руку, просят автограф и подарить свою фирменную улыбку. И добрый Равелли никому не может отказать.
+6
Автор: Олег ЛыткинФото: svenskfotboll.se, svt.se
Архив новостей