АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
Войти как пользователь
СтатьиСтатьи о футболе 26.08.2014, 08:00 0

Продолжатель дела Михелса, или самый великий футбольный румын

Сегодня Виталий Шутиков поведет свой рассказ о Штефане Коваче, оставившем свой след не только в румынском и нидерландском футболе, но и мировом.

В 1971-м году, когда игроки амстердамского «Аякса» гордо держали над головой выигранный ими Кубок европейских чемпионов, никто кроме руководства клуба не знал, что главный создатель той победы великий Ринус Михелс уходит из команды. Это потом выяснилось, что президент «аяксидов» Йаап ван Прааг еще до лондонского триумфа искал замену Михелсу и перед началом финала уже знал, что вскоре в команду придет румынский специалист Штефан Ковач.

Продолжатель дела Михелса, или самый великий футбольный румын

Такая ситуация возникла из-за того, что блистательному Ринусу показалось, что в футболе он добился всего, да и деньги, которые предлагала «Барселона» соблазняли. Правление «Аякса», конечно, пыталось как-то уговорить своего героя остаться, но не вышло. И начались поиски. Собственно, это громко сказано. Йаап ван Прааг тогда остановился на двух кандидатах: Хеннесе Вайсвалере из ФРГ и Штефане Коваче из Румынии. Вайсвалер в те времена уверенно вел «Борусию» из Менхенгладбаха к чемпионскому званию. Такая же ситуация была и с Ковачем. Но немец отказался, а герой сего материала охотно дал добро. И, как показало время, никто об этом не пожалел. Особенно, если вспомнить, что именно Вайсвалер в 1974-м сменит Михелса в «Барсе» и разругается со всеми с кем можно было и прежде всего с Круиффом, а Ковач только приумножил достижения «Аякса».

Из провинции в люди

Родился Штеван Ковач 2-го октября 1920-го года в небольшом городке Тимишоара, что находится на самой границе с Венгрией. Город хоть и провинциальный, но его обитателям было, чем гордиться. Именно там родился, еще, когда Тимишоара входила в состав Австро-Венгрии, олимпийский чемпион по плаванию Джони Вайсмюлер, сыгравший в дальнейшем легендарного Тарзана. Также гордостью всех тимишорян является то, что именно в их городе впервые в Европе начали освещать улицы в темное время. Сие местечко издавна являлось интернациональным, и нет ничего удивительного в том, что Ковач свободно говорил на трех языках: немецком, венгерском и румынском. Позже, когда он уже играл в Бельгии, он освоил французский, позже и голландский. Владел Штефан и русским языком, который выучил, находясь на тренерских курсах в Москве, организованных Федерацией футбола СССР. Кстати, именно в Москве он досконально изучал лекции и концепции тренировочного процесса великого советского специалиста Бориса Аркадьева.

Вернувшись на Родину, он взялся за руководство бухарестской «Стяуа», с которой завоевал золото чемпионов в 68-м году и выиграл три национальных Кубка с 69-го по 71-й. А до этого тренировал молодежку Румынии и был ассистентом в национальной сборной, пока не возглавил «Стяуа». А в 1971-м Ковач был ошеломлен. Последовало то самое предложение от «Аякса».

Планку поднял еще выше

Продолжатель дела Михелса, или самый великий футбольный румынВежливый, воспитанный, обходительный, с широким кругозором, причем, не только футбольным, Штефан Ковач сумел быстро найти общий язык с игроками амстердамского клуба.

Возглавив «Аякс», Ковач осознавал, на какой риск он идет. Если последуют победы, все будут понимать, что заслуга румына в них минимальна. Ведь ему оставили очень хорошее наследство, а если пойдут неудачи, то он первым попадет под раздачу, как разваливший великолепную команду. Опасения оказались напрасными. Во времена работы Штефана клубный музей только и делал, что пополнялся призами. Но это было впереди, а пока надо было с чего-то начинать.

И Ковач начал. Первое, что он сделал - обратил свой взор на защиту. Правда, взор был вынужденный. Ушла из команды харизматичная личность - Велибор Васович. Найти ему замену было нелегко. Но новый тренер решил ее и не искать. Он стал играть с либеро. Да и исполнитель этой роли в клубе имелся – немец Хорст Бланкенбург, которому на Родине прочили блестящее будущее, не хуже чем Беккенбауэру. Но, по иронии, тогдашние руководители Манншафт так на Блакенбурга внимание и не обратили. Выяснилось, что при этой схеме можно с успехом применять и искусственный офсайд.

Отметив свою первую тактическую новинку, Ковач продолжал в том же духе. Правда, сразу возник вопрос: что еще нового привнести в схему «Аякса»? И тут он нашел выход. Специалист стал позволять всем без исключения игрокам, а не только Круиффу, импровизировать на поле. Но требовал, чтобы делалось это на больших скоростях. Румын увеличивает нагрузки на тренировках, заставляет врачей ежедневно знакомить его с состоянием здоровья каждого исполнителя, упраздняет должность психолога, мотивируя, что лучший психолог – это тренер. Ковач не раз говорил: «С голландцами можно работать. Они с детства приучены к труду. Кроме этого, есть еще одна отличительная черта – это коллективизм, настойчивость и упорство. Не команда, а мечта».

Продолжатель дела Михелса, или самый великий футбольный румын

Позже, когда Ковач завершит свою тренерскую карьеру в «Аяксе», он изложит свои шесть принципов работы с клубом в интервью «France Football»:

1. Создание дружного коллектива, причем таким образом, чтобы не давать повода упрекать меня в компромиссах, когда речь идет о солистах. Тем более что я иностранец, критиковать которого можно и должно.

2. Каждому игроку было разъяснено, в чем заключаются его обязанности и в каких пределах он несет ответственность за выступление команды, причем было уточнено, каков для каждого лимит этой ответственности, что является абсолютно обязательным и в чем за ним оставляется свобода действий, право на выражение собственного «я» в рамках коллектива.

3. Удалось повысить гибкость и мобильность средней линии. Мне удалось добиться того, что полузащитники, вкусив прелесть некоторой свободы действий, превратились в полунападающих. Ранее, как утверждают специалисты, такой трансформации не наблюдалось, что отрицательно сказывалось на результативности, которая была принесена в жертву очкам.

4. Я не только превратил Бланкенбурга в либеро современного образца, то есть игрока, активно участвующего в атакующих действиях, но и включил в эти действия чистого стоппера Хулсхоффа. Ушедшего вперед подстраховывали Хаан или Неескенс, причем эта операция проводилась автоматически, так как на тренировках она входила в круг стандартных положений и тщательно разрабатывалась и оттачивалась в зависимости от тактического рисунка игры противника и с учетом его возможной реакции на этот ход...

5. Ставлю себе в заслугу то, что мне удалось перебороть создавшийся у игроков «Аякса» рефлекс своей неполноценности (или чрезмерного уважения) перед англичанами, немцами, итальянцами с их коварными западнями.

Продолжатель дела Михелса, или самый великий футбольный румын

6. Я пытался добиться от «Аякса» более сознательной игры, научить его владеть своими нервами, но успех в этом начинании имел лишь частичный. Нервы и эмоции у хладнокровных по характеру нидерландцев в некотором смысле — их самое уязвимое место.

Ковач всегда досконально изучал всех соперников. После финала КЕЧ в Белграде, когда он второй раз в своей карьере сделал «Аякс» клубным чемпионом Европы, а всего для амстердамцев это был третий КЕЧ (вспомним михелсовскую победу в 1971-м) Штефан сказал:

″...«Обратили ли вы внимание, по какой системе мы играли? Это не 4-4-2, не 4-2-4, это система 1-10! Наша игра приближается к баскетболу или хоккею. Мы атакуем и защищаемся всей командой. Конечно, для этого нужно тактическое разнообразие и высочайшие физические кондиции. А теперь конкретно. В игре с «Ювентусом» при потере мяча мы сразу же переходили к агрессивному перекрытию каждого из соперников, кроме одного — их лучшего нападающего Альтафини. Сила его в скорости и в ударе, а слабость в том, что он должен получать мяч в ноги. Мы могли бы приставить к нему двух человек и всё равно рисковали бы, потому что с мячом он творит чудеса. И мы решили его не держать вообще, а перекрывать его партнеров, могущих дать ему пас. И нам это удалось. Альтафини раз тридцать открывался и занимал удобную позицию, но ни разу не получил мяч», - поведал Ковач....″ -

После «Аякса»

После того памятного белградского финала Штефан Ковач ушел из клуба. Для игроков это было неожиданностью. В частности, Йохан Круифф после триумфа скажет: «Мы выиграли эту штуку уже три раза подряд. Если все будет нормально, мы догоним мадридский «Реал». Нам не нужны новые игроки. Нам нужен такой тренер, как Ковач. А он уходит. И вот эта потеря практически невосполнима...». Годы, проведенные Ковачем в «Аяксе» были просто замечательными. Была абсолютная гармония в клубе. Футболисты безмерно уважали Штефана и доверяли ему. И все это было взаимно. Интересно, что в то время по инициативе румына в команде раз в неделю проводился «день критики», когда команда могла высказаться в адрес руководства. И что любопытно - самым скандальным такой «день» стал уже при новом рулевом амстердамцев Кнобеле, который, по мнению футболистов, был с ними слишком мягок и не требователен. Одним словом, существенная разница с Ковачем.

В 75-м Штефан написал книгу, назвав ее «Тотальным футболом», хотя никогда не относил себя к конструкторам сего нового направления. Кстати тогда Ковач оставил и сборную Франции, куда его пригласили после «Аякса». С французами румынский специалист ничего путного не добился. Отчасти из-за того, что «les bleus» еще не располагал исполнителями, которые вписывались бы в тренерскую концепцию Ковача. Лишь пару лет спустя Мишель Идальго создаст ту команду мечты, которая поразит всех. Но у Идальго и состав будет, будь здоров. А при уроженце Тимишоары его не было. Большинство будущих звезд играли тогда или в юношах, или в «молодежке».

Продолжатель дела Михелса, или самый великий футбольный румын

Позже, в конце 70-х наш герой станет у руля национальной сборной своей страны, но она никуда не попадет, ни на Евро-76 и 80, ни на мундиаль-78. И опять же в стране не было еще той дружины, с которой чего-то можно было добиться. Лишь в 1982-м году Ковач вновь познает вкус победы, выиграв с греческим «Панатинаикосом» Кубок страны. А в 87-м с «Монако» завоюет уже Кубок Франции - последний трофей в своей жизни.

Умрет румынский специалист в мае 1995-го, не дожив несколько месяцев до своего 75-летия. В официальном релизе УЕФА будет сказано: «Игра номер один потеряла великого тренера. Тренера продолжателя традиций тотального футбола. Великого творца».
+2
Автор: Виталий ШутиковФото: Getty Images
Теги
Футбол онлайн Все прямые трансляции
Результаты матчей LIVE
Футбольная ТВ Программа